Monthly Archive for Сентябрь, 2008

Вера, Любовь и Надежда

***
На юных
Нежных девичьих телах
Блистающие
Белые туники.
И палачи напрасно
Ищут страх
На жертвенно прекрасных
Детских ликах.

С улыбками нездешними идут,
Уже едва-едва земли касаясь,
И, оттолкнувшись,
В небо поднимаясь,
В просторе белооблачном плывут.

Блеск лезвия
В сверкающей крови.
Тускнеет мрамор,
Ярко белоснежный…
И Небо озаряется
Надеждой,
И Верой,
И величием Любви!

С праздником, мои дорогие читатели! С праздником Веры, Любви и Надежды! И Мудрости!
Как странно, никогда в жизни не задумывалась над именем моей мамы. А ее звали Вера Яковлева. Мама была геолог и фамилию по геологической традиции не меняла. Значит, Вера Яковлева, Вера Иаковлева…Вера Иакова. Какое сочетание!

Обретая звезду

***
Темно-серые перья
С зеленым отливом,
Голубые глаза
Пролетающих птиц,
Облака, облака,
Облака над заливом,
Много волн,
Много поднятых рук,
Много лиц.

И кружась, и светясь,
И летя из тумана,
На ладони неслышно
И мягко ложась,
Все струится
И падает,
Падает манна,
Теплым хлебом
Чудесно для нас становясь…

Как сияют глаза,
Обращенные к небу!
Как горят осененные светом
Сердца.
Все забудем!
И вкус ненасущного хлеба,
И стоящего на перекрестке
Отца.

Выбираясь из вязких
И мрачных потемок,
Обретая и снова теряя звезду.
Как потерянный
В каменных дебрях ребенок,
Я из мертвой пустыни
На голос иду.

Мама

***
Когда в вечерней тишине
В окне качнулись ветви ели,
Никто не подошел к постели
В сгущающейся в мире тьме.

Кого ты в этот миг звала?
Чьих рук искала в смертной муке?
В безмерной тяжести разлуки
В ком утешение нашла?

Последний взгляд, последний вздох
В пустыне комнаты квадратной,
И мир открылся необъятный
Вне слез, мучений и тревог.

Тогда в весенней полутьме,
За десять тысяч километров,
Счастливая, с порывом ветра,
Ты в комнату вошла ко мне.

Мы вместе поднимались ввысь
К невероятно светлой дали,
В надзвездном мире обнялись
И отдалились, и расстались.

Последние слова, звеня,
Упали в космосе огромном,
Но тяжкий грохот телефонный
Их снова отнял у меня.

Выздоровление

***
Белого больничного стекла
Кончиками пальчиков касаюсь
Как-то неожиданно светла
Ночь, и я ей слабо улыбаюсь.

Лампы теплый свет и тишина
В глубине приемного покоя,
Как-то неожиданно нежна
Ночь, и в ней сиянье золотое.

Чутко спит дежурная сестра,
Наклонив головку в утомленье.
Как-то неожиданно добра
Ночь, и в ней мое выздоровленье.

Я почти воздушна и легка
В светлости слабеющей метели.
Из-под крыльев легкая рука,
Поправляет складки на постели…

Во имя обретения Креста

***
Экзотикой холодных орхидей,
Шифрованной в компьютерные знаки,
Слетевшие с линованной бумаги,
Вдруг явится бессилие идей.

И в проступившей нищей простоте,
Сквозь дыры рам в пространстве ярко-синем
Небесное сознание России
Возникнет в первозданной чистоте.

Оружием всемирного огня
В младенческий покой и безмятежность
Сквозь весь народ, и вместе сквозь меня,
Пройдет любовь, как светлая безбрежность.

Великим Духом странника Христа,
Пророческим сознаньем мессианства,
Ломающим квадратное пространство,
Во имя обретения Креста

Поток огней сойдется в общий круг –
Одной души сияющее пламя.
Во имя жизни это будет с нами
В соединенном взлете тысяч рук.

Мы вспыхнем немерцающим огнем,
Сверкающим столпом неугасимым.
И новым нерушимым Третьим Римом
Поднимемся в порыве молодом.

Я немного боюсь за это стихотворение…
Может быть, надо было хорошо подумать о том, что получилось, где-то что-то неправильно, но так уж оно вылилось и так хотелось поздравить всех с праздником Воздвижения Честного Животворящего Креста!
Поздравляю, дорогие братья и сестры! Счастья вам и радости духовной!

Каждый день я делаю выбор…

***
Громоздятся
Тяжелые глыбы,
Луч ломается
Острым углом.
Каждый день
Я делаю выбор
Между добром
И злом.

Высоко
Розокрылая птица,
В тонком воздухе
Ласковый свет.
Монолит
Сердечный дробится.
Кровь на камне.
Цветок
И рассвет.

Раннее осеннее

*** 

Снег над дышащим пеплом вулканом,
Ослепительный свет от небес,
В одеянии дымно туманном,
В белом трепете утренний лес.

Голубая прозрачность рассвета,
Снег на выгнутой гибко волне.
Только призрачность краткого лета
Белым камешком светит на дне.

Земля Обетованная, красивая и цветущая

*** 

Сорок лет
По бесплодной пустыне,
Шли рабы,
То ворча, то ликуя,
То смиряясь, то снова бунтуя,
Шли к обещанной
Райской долине.

Где-то спелые смоквы
Желтели
В истекающих медом низинах,
Виноградные кисти
Алели
В золотистых тяжелых
Корзинах.

Шли рабы,
Умирали, болели,
Уставали, слабели,
Терялись,
Манну, с неба летящую, ели,
Обретали надежду,
Рождались.

Древних сроков
Исполнилось время.
Как собрание рек полноводных,
На холме –
Темнокудрое племя
Молодых, закаленных,
Свободных.

Перед ними страна золотая,
Пальмы гнутся
Под тяжестью плода.
Как в преддверии нового Рая,
Утро пахнет туманом и медом,

Разноцветные птицы
Летают
В изумрудно-сиреневых листьях,
И на утреннем солнце
Сияют
Золотисто-янтарные кисти.

Вся долина полна винограда,
И в молочном дыханье рассвета
В облаках
Полукружия радуг –
Светлый знак
Исполненья Обета.

Портрет Ольги, воспитанницы приюта

***
Восемь лет.
На белых бантах
Перепелки,
Светлый взгляд
В немом и строгом
Ожиданье.
Над бровями
Ровно стриженая челка.
Детский дом –
И бесприютность мирозданья.

Восемь лет.
Льняные волосы
В косичках,
Робкий шаг
По голубым
Звенящим плиткам.
Капли слез на длинных
Стрельчатых ресничках,
И несмелая
Чудесная улыбка.

Ясный свет,
Из глаз струящийся лучами,
Наступающий
Весенний день воскресный.
В хрустале
И белых звездах
Град Небесный
И сверкающие крылья
За плечами.

Настроение

***
О мой чудесный
Снег ночной,
Из белой вечности летящий,
Мой тихий,
Мой непреходящий,
Останься до утра со мной!

В моей сгустившейся ночи
Будь мне, отчаявшейся,
Светом,
Усталой –
Яблоневым цветом,
Замерзшей – крылышком свечи.