Archive for the 'Память' Category

Завтра

40

Завтра битва.
В сиреневой пойме реки
Загорелись цепочкой
Костров огоньки.
Смотрят звезды,
Спокойны,
Чисты,
Далеки.
Ночь сошла и укрыла
Полки.

В тишине
Шелестит и вздыхает река,
Опадают в нее
Облака, облака…
Ветер летние травы
Тревожит слегка.
Тьма, как гибельный сон,
Глубока.

Всходит солнце.
По флангам клекочут
Орлы.
В центре дивные воины,
Ликом светлы.
Слева
Всадников ровный
Сверкающий строй.
Крылья Ангелов
Над головой.

Красный Город

82170335_large_lentulov

Странный город.
Дымно-красный
Город плещущих полотнищ.
Он великий
И ужасный,
Он пугающе безгласный
И пустынный
К полуночи.

Читать дальше ‘Красный Город’

0_129978_a3b24cbd_L

Почему-то мне снится
Дорога
И красные камни,
Уходящие линии
Тонко гудящих
Опор,
Белый домик,
Резные раскрытые
Ставни,
Городок над рекой
У сверкающих утренних
Гор.

Голубые стрекозы,
Цветущие облаком
Вишни,
Тихий дождик,
Сходящий на нежные
Листья травы,
И вдали возникающий,
Тающий,
Легкий,
Чуть слышный,
Мамин голос
Сквозь шелест
Веселой  весенней
Листвы.

Фото Эрики Кадыровой

Янгиабад, город детства

Многоцветная память


иллюстрация Леонида Афремова

Огоньки кораблей
В тихо веющем
Белом дожде,
Золотой тишины
Невесомо прозрачные
Слюды.

Небо в листьях летящих
Сквозь дождь,
В никуда
Ниоткуда…
Многоцветная память
О прошлом –
Везде и нигде…

День Победы!

С праздником, дорогие! С Днем Победы!
Чем больше проходит лет, тем яснее прорисовывается подвиг нашего народа, тем дороже цена, заплаченная за победу над страшным врагом. Вспомнила Марка Бернеса с его “Журавлями”…
Навеяло…

***
В этот день
Прорастают цветы
Из земли,
Незаметно вздохнувшей,
Белых птиц
Неземной красоты
Поднимается стая
Поющих.
Читать дальше ‘День Победы!’

Из цикла “Семнадцатое июля”

Парад палачей

Тусклую жизнь
Без смысла,
Вел, как тяжелый сон.
Вынашивал темные мысли
Безвестный и тайный он.

Безродный,
В глазах пламя,
Словно багровый знак.
Дали наган и знамя,
И прорезной колпак.

Добрые люди уснули
В свете неярких свечей.
Семнадцатое июля.
Красный парад палачей.

Лиц застывающий иней.
В воздухе плач ектеньи.
Тот ли виновен, Россия,
В гибели царской семьи?

Из цикла “Семнадцатое июля”

В ночь на семнадцатое

Их было двое, латышских стрелков,
Тех, кто не стал убивать.
Юноши,
Благослови вас Бог.
А царских детей было пять.

Команда звучит из коротких слов.
Вам бы в убийц стрелять!
Но и за то –
Помоги вам Бог.
А царских детей было пять.

Перекрестить белоснежный лик
Только успела мать.
Мир закачался под детский
Крик.
Их у нее было пять.

Девочки на холодный пол
Падают, чтобы не встать.
Меньший светло и неслышно
Ушел.
А раненым –
умирать.

Пули отскакивают назад,
Сыплются, словно град…
…….
И только убийцы не в силах понять,
Что это Ангелов
Пять…

***
Плач Александры

Мальчик мой,
Сын мой,
Цветочек!
Меньший мой
В алой крови.
Белый промокший платочек,
Ярок, как губы твои.

Мне бы в последнем объятье
Раны твои отереть…
Только ниспослано
Счастье –
Раньше тебя умереть

Из цикла “Семнадцатое июля”

Страстотерпцы

***
Оболган,
Обесславлен,
Оклеветан…
Расстрелян
Под бездушный хохот черни.
Овеян
От Небес сошедшим светом,
Сияющим потоком невечерним.

Путь Иова пройдя
Многострадальный,
Врагам простивший зло
Прозревшим сердцем,
Он умер,
Самый кроткий и печальный,
Из всех
В России павших
Страстотерпцев.

***
Александра, Александра,
Что тебе мой город странный?
Что тебе моя Москва, моя России?
Что тебе в нас, окаянных,
Александра, Александра?
Только дочери твои
И нам родные.

Александра, Александра,
Где любовь твоя – Татьяна?
Воскресенье наше где – Анастасия?
В грозном облаке багряном
Видишь, видишь, Александра,
Нежность – Ольгу
И красавицу Марию?

Выйди в поле, Александра!
Если встанешь утром рано,
Не задержат, не увидят часовые.
На стене под сводом храма
В белоснежье златотканом
Встанут дочери святые –
Все четыре.

Александра, Александра,
В белой скорби постоянна,
Что тебе моя Москва, моя Россия?
Что тебе в нас, безымянных,
Голых, горьких, диких, странных,
Обагренных кровью сына
Алексия?

Александра, Александра,
Свет и тени льются странно,
Смотрят в небо очи темно-голубые.
Тихо плачут покаянно
В темном поле безымянном
Дети в сумраке очнувшейся
России.

Александра, Александра!
Наша боль и наша рана.
Нежный лик в летящем облаке России.
Золотым рассветом ранним
С голубыми васильками
Ты идешь под стены храма
С Алексием.

Из цикла “Семнадцатое июля”

Алексий

Мальчик обычный, как все,
Все же один у России.
В жизни земной
Алексей.
В Небе зовут
Алексием.

Из цикла “Семнадцатое июля”

Анастасия

Меньшая царская дочь
В утреннем летнем цветенье.
Верю в июльскую ночь!
Верю в твое воскресенье!

Верю в любовь и спасенье!
В чудо, что ты ожила!

В красном созвездии зла
Было твое пробужденье.

Может быть, лучше,
Что ты
С сестрами умерла…