Ожидание…

***
Как обычно, уже на заре
Просыпается весь Назарет.
Всходит солнце, и каждый под ним
Занимается делом своим.
Раскалил свою печку пекарь,
Приготовил лекарства аптекарь,
Произносит молитвы священник,
Простака поджидает мошенник,
Развернул свой папирус поэт,
Тренируется дискобол.
Только плотника местного нет –
Он куда-то вчера ушел…

В. Ковальджи

Ипомони, ипомони, ипомони…

«Терпение — это искусство надеяться.

Терпение горько, но его плод сладок.

Только терпеливый одолеет, а торопливый упадет.

Как теплая одежда защищает от стужи, так выдержка защищает от обиды. Умножай терпение и спокойствие духа, и обида, как бы горька ни была, тебя не коснется.

Терпение и время дают больше, чем сила или страсть.

Пока нет войны, усмирять врагов нужно дарами; если же ополчились они на тебя, нельзя уклоняться. Терпенье и смиренье нужно иметь и для мира, и для войны.»

“…На Святой Горе есть такой обычай: новопостриженному монаху дарят икону святой Ипомони (в переводе с греческого “терпение”). Знаешь ли ты об этом? Очень многие монахи почитают святую Ипомони….
Вот и у тебя есть нужда приобрести такое терпение”.

Архимандрит Андрей (Конанос)

PS . Ох, есть такая нужда!..Очень даже есть…
Ну, такое вот получилось «С Праздником!» )))))

Мироносицам…

Пусть с опозданием, но все же такое вот маленькое поздравление всем мироносицам от регента, композитора, поэта Владимира Ковальджи.
С праздником! 🙂
(PS Найдено где-то на просторах интернета)

***
Старая, как мир, картина:
Тяжело ступая,
Женщина несет мужчину
В направленьи рая.
А мужчина ноет:
«Не хочу, не надо!»
И глядит с тоскою
В направленьи ада…

***
Стены домов содержат множество мелких трещин:
В них обитают души живших тут раньше женщин.
В ад или рай уходят после своей кончины
Только одни мужчины.
Женщины – остаются
И о живых пекутся.

В. Ковальджи

«Рога торчат не из Ватикана, а из вашего собственного кошелька». Афонские старцы о встрече русского патриарха и папы

Вот, на просторах интернета попалось одна из точек зрения святогорцев на события, происходящие в мире. Надо сказать, это, конечно не единственно существующий взгляд на подобные вещи, есть и на Афоне, и у нас ярые борцы с экуменизмом. И градус этой борьбы после недавних событий начал сильно повышаться. Поэтому, принимая во внимание возможность “искушений справа”, появилось желание разместить здесь и сейчас именно эту статью.
Заранее прошу прощения, на случай, если она покажется кому-то резкой.

«РОГА ТОРЧАТ НЕ ИЗ ВАТИКАНА, А ИЗ ВАШЕГО СОБСТВЕННОГО КОШЕЛЬКА».
АФОНСКИЕ СТАРЦЫ О ВСТРЕЧЕ РУССКОГО ПАТРИАРХА И ПАПЫ.

Материалы с сайта www.isihazm.ru

“Нас просят хоть немного осветить тему: как Афонские старцы отзываются о встрече русского патриарха и папы. Старцы Афона говорят следующее. В наше время план темной силы по разрушению Христовой Церкви не в том, чтобы соединить ее с католичеством и сделать безблагодатной. И даже не в том, чтобы создать множество ересей и соблазнить верных. Этим многого не добьешься. На ереси обычно соблазняются неверные, а верные исповедуют Христа через мученичество и только усиливают мощь Православия.

План нечистой силы именно в том, о чем говорили прп. Серафим Саровский, прп. Иоанн Кронштадскиий, предупреждали другие Святые Отцы и старцы очень задолго. Единственная возможность низложить Православную Церковь – это разрушение ее изнутри. А разрушается она главной силой нечисти, кровью демонического мира, деньгами.

Если говорить о Русской Церкви, то в ней уже в течении целого поколения вводится новая экклезиология: церковная община, как семья близких людей, объединенных одним духовным отцом – священником и, наконец, епископом, заменяется новым обединением деятельных людей. Это учение можно было бы назвать – экклезиологией эффективности. Теперь община – это уже не духовная семья, а бизнес проект во главе с менеджером-епископом. Ценность проекта определяется его эффективностью, бизнес-успешностью, а качество самого пастыря – объемом финансовых отчислений в епархию.

Если говорить об Афоне, то происходит примерно то же самое, с небольшими отличиями. Старые игумены монастырей, духовные отцы, заменяются новыми – эффективными строителями. А в братствах деятельные, знающие цену деньгам (напишем так, чтобы никого не обидеть), подменяют старых традиционалистов, смиренных и нестяжательных. Механизм замены тот же, что был во все времена: зависть, клевета, доносительство и т.д. В этом и состоит главный удар темной силы.

Так что пускай успешные и состоятельные христиане кому-нибудь другому рассказывают сказки про то, что они не привязаны к богатству, а бедность – это вообще порок. Просто почитайте Евангелие! Друзья, никого кроме себя вы не обманете. Читайте Евангелие, там все понятно написано.

То же можно сказать церковным менеджерам и борцам с экуменизмом. Вы умалчиваете про табу, о том, что Церковь устремилась в пропасть сребролюбия, вместо этого ищете внешних врагов, – этим вы делаете больше плохого, чем хорошего, потому что отвлекаете людей от реальной правды к бессмысленной борьбе со страхами. Это все равно, что ракового больного пугали бы, что через 100 лет в землю врежется комета, и все погибнут, вместо того, чтобы сказать: научись не обижаться, прости всех, – и твоя болезнь исчезнет. Но для больного правда не в комете, а в том, как исцелиться.

Люди разучились думать: видя (очевидное) не видят, слыша не разумеют.

Чем вам патриарх не угодил? Он, как человек, действует в рамках своего понимания истины в той части, где ему попускает Бог. Разве патриарх за вас разжигается блудными похотями? Разве патриарх делал вам аборты? Разве патриарх за вас постоянно думает только о деньгах?

Не понимать, что слияние церквей зависит не от решения патриарха, а от вашей собственной жизни, не соотсветствующей Заповедям Христовым, от ваши детей, убитых вами, от вашей лени и нерешительности, сребролюбия – это ли не помрачение? Как же можно настолько погрузиться во внешнее, что совершенно исключить Волю Божию, единственную подлинную силу в мироздании?

Итак, друзья, не живите страхами и помыслами, обратитесь к сердцу, читайте Евангелие и глаза ваши откроются: рога торчат не из Ватикана, а из вашего собственного кошелька.”

http://www.isihazm.ru/?id=384&sid=3&iid=2259

Вот к чему бы это?.)))

Думала совсем уже оставить блог, да дети не дают:

Начало учебного года.
Семиклассница Ксюша приходит из школы, тихо и серьёзно спрашивает:
– Мама, а как правильно пишется, “восьмое сентября”, или “васьмое сентября”?
– ???… Ксюш, я понимаю, конечно, что – лето, и всё такое… Но ты ведь уже в седьмой класс перешла!
– Нет, мам, ну как правильно: “восьмое”, или “васьмое”?
Вижу, что вопрос не праздный. Отвечать придется.
– Ну, конечно же, “восьмое”! А почему ты решила, что возможен другой вариант?
– Это не я решила.
– А кто??
– Ну, понимаешь, это учительница на доске сегодня дату написала: “Васьмое сентября”.
Пытаясь осмыслить, на всякий случай спрашиваю:
– А учительница… она, наверное, у вас физкультуру преподает, ну или…
– Нет, русский язык и литературу.
Всё. Занавес.
Эх, хорошая штука – каникулы! 🙂

Серафим тоже улыбнул вчера.
Вечером приходили гости, Сима с племянником Русиком (который старше него на 5 лет) играли в свои джедайско-индейские игры, а мы спокойно беседовали. Тут вдруг слышим – скачут. Сима на мяче, Русик – на коне-качалке. Оба с лазерными мечами. Скачут и кричат вдвоем:
– Ура!!! На Царьград!!!
– На Царьград!!! Ура!!!
Ну, вот откуда у наших джедаев такие порывы, а?
Жалко, сфотографировать не успели…

***

Очень хочется поздравить всех с праздничными, Святыми днями! Мира вам, радости и любви! И пусть в вашей жизни всегда присутствует Тихий Свет Христова Рождества.

А это – праздничные подарки. 🙂

Иеросхим. Симеон (Симеон Афонский).

«Тихие песни уединения».

file_670

***
Прилеплюсь над обрывом
Ласточкиным гнездом.
Не печалюсь, что было
И что будет потом.

Кто мирское оставил
Погибать в суете,
Словно крылья расправил,
И летит в высоте.

От скалы моей к морю
Сорок верст прямиком.
Не печалюсь, не спорю
Ни сейчас, ни потом.

1994

***
Погода необычайна,
О чем-то напоминает.
Это – ее тайна.
Кто ее понимает?

В окне чудеса творятся,
К нему подхожу, робея.
Боюсь, что начну растворяться
В том, что назвать не умею.

1995

«Грустная сказка».

Падают капли
С неба на землю.
С тихою грустью
Осень приемлю.

С тихою лаской
Жизнь принимаю.
Грустною сказкой
Ее называю…

2008

“Февральское утро”

Раннего утра росток пророс.
Птицы поют взахлеб.
Раннее утро. Февральский мороз.
И хорошо до слез!

Из-за вершины солнечный столб
Врезан в воздушную даль.
От крепкого наста снежный сугроб
Утром похож на хрусталь.

Прекрасно утром увидеть мир
В легкий февральский мороз,
Через прозрачный воздушный сапфир,
Через наплывы слез.

1995

***
Мне не дождаться, видимо, весны.
Я мог замерзнуть жутко!
И снял тогда я с пугала штаны,
А ведь хорошие штаны – не шутка!

И впору были мне, немного широки,
Но я шагал уверенно дорогой.
И шутки мне шутили шутники,
Я отвечал: «Ты пугало не трогай!»

Когда ж дождался я устойчивой весны,
Опять отдал я пугалу штаны.

1998

***
Рухнуло солнце на западе.
Вечер сошел, как обвал.
Сердцем блаженную заповедь
Только сейчас я познал.

Кратки мгновенья познания,
Близок исканий предел.
Тайну и смысл покаяния
Я, наконец-то, узрел…

1995

***
Гляжу на большое созвездие
С волнением к собственной доле.
И скорби несу как возмездие
За сопротивление Твоей воле.

Я каюсь, ни в чем не утаиваясь,
Не знаю, что вымолвить боле…
Я каюсь, я глубоко раскаиваюсь
За искажение Твоей воли.

1995

о.Кириллу Павлову.

Кто-то во тьме поклонился,
Кто-то кивнул головою.
Кто-то со мной помолился
Там, за горящей свечою.

Кто-то, совсем незнакомый,
Трепетный, любвеобильный,
Сладкой молитвой влекомый
Груз разделил непосильный.

Кто-то, таинственно скромный,
Взял мою скудость и тягость,
Чтобы шагнул я в огромный
Вечер, дарующий радость…

1998
luna11

***
У высокого бука в горах,
Где лесной обитает народ,
Появился к зиме, в холодах,
Неизвестный сияющий плод.

Он все больше ночами растет
На пушистых от снега ветвях,
И любуется им, как он в небе плывет,
Одинокий монах…

1998

“Предрассветное счастье”

Жаль терять предрассветный покой,
Жаль терять предрассветное счастье.
Жаль, что день за угрюмой горой
Воздвигает дожди и ненастье.

Жаль, что снова придется принять
Суету и дневное круженье,
Снова трудно и больно понять
Этих будней борьбу и крушенье.

Но вступая в клубящийся мрак,
Пораженья страшась и разлада,
Понимаю – пусть это и так,
Сокрушаться об этом не надо.

Пусть гремит непогодная брань,
Воздвигая любые напасти.
Есть еще предрассветная рань,
Есть еще предрассветное счастье!

2008

tsvet

***
Почему у неба такая ширь,
Что его невозможно объять?
Почему у моря такая синь,
Что глаза не могу оторвать?

Почему на горах воздух сладкий такой,
Что, дыша им, нельзя умереть?
Почему у земли вид прекрасен любой,
От которого хочется петь?

Почему у людей такие глаза,
Что, увидев их, трудно забыть?
Почему у людей такие сердца,
Что, узнав их, нельзя не любить?

2009

***
Откликается что-то внутри –
Светит в небе златая печать.
И сказать ли тебе посмотри,
Или лучше всего промолчать?

Жду, когда золотистым огнем
Вспыхнут звезды в бездонной ночи.
И сказать ли тебе обо всем
Или лучше еще помолчим?

2009

***
Тихие заводи снятся под утро,
Снится безмолвный покой.
И вдалеке, невесомые будто,
Горы плывут над водой.

В заводях этих купается солнце,
Тихо плывут облака.
Звон колокольный то тише, то звонче,
Слышится издалека.

Но пробуждение, нужно признаться,
Лучше, чем сон и покой:
«Доброе утро, пора просыпаться!
Доброе утро, родной!»

2009

***
Отворяется утро простору дорог,
Отворяется луг шелковистой траве.
Отворяется небо тому, кто бы смог
Прикоснуться к его синеве.

Отворяется даль для дыханья ветров,
Отворяется сердце для вечной любви.
И земля отворится тому, кто готов
Подарить ей скитанья свои.

Отворяется мир для страданья и слез,
Отворяется жизнь, чтобы жить и спешить.
Отворяется вечность для вспыхнувших звезд,
Для нашедшей безсмертье души…

2009

PS Монах Симеон Афонский (иеросхимонах Симон (Бескровный)) начал свой иноческий путь в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре под окормлением старца — архимандрита Кирилла (Павлова). Долгое время подвизался на Кавказе, в Абхазии. В настоящее время подвизается в одном из скитов Русского на Афоне Монастыря вмч. Пантелеимона.

“…птицы пернаты…” :)

Ну, вот и Преполовение уже. Полпути до Троицы уже пройдено…С Праздником всех!
А ведь ещё совсем недавно вроде бы, прошедшим Великим постом, читали мы Псалтирь: “…И яко песок морский птицы пернаты…” (Пс.77)
– Мама, а как это “птицы пернаты”? И почему “как песок морской”?
– Ну, наверное, с перьями, значит… Перепелки. Много их.


А вот и они самые. Птицы. Те, которые пернаты.
Ну, здесь-то пока ещё не пернаты вовсе, а пушисты и похожи то-ли на бурундучков, то-ли на хомячков джунгарских. И носятся в разные стороны без остановки, пересчитать мы их только на третий день смогли. Вылупились они у нас прямо на Пасху! Уезжали в храм – яйца лежали в инкубаторе и пищали так, что издалека слышно было. Но выходить почему-то не хотели. Мы уже как-то и надеяться перестали, что увидим наших цыплят-перепелочек. А когда приехали рано утром с монастыря, Серафим, который всю ночь “Христос воскресе!” кричал, вдруг говорит: “Мама, а там цыплёнки!” Заглянула,и ахнула! Да-а, теперь понятно, почему “как песок морской”…

Такое вот простое, но самое настоящее было у нас пасхальное чудо: всего за семнадцать дней из как бы “неживого” обычного яйца с белком, желтком и скорлупою – вот такой пушистый, маленький живой цып, с глазками-бусинками, розовым клювиком, лапками… Ну как тут не поверить, что яйцо в руках у Марии Магдалины тогда действительно сделалось красным, ведь это – такая малость по сравнению вот с этим пищащим совершенством. И сами мы воочию и практически каждый день, везде и во всем, созданном Богом, видим чудо гораздо большее!… Вот, вроде бы совсем простые вещи, из яйца – цыплёнок. Но как же дивен наш Господь!…

PS А сегодня они уже почти как взрослые, один “петька” даже кукарекать пытается))) И пернатыми все стали теперь по-настоящему!)))

Путь к Радости:)

Ну вот, жизнь идёт, постимся постом приятным…
(На самом деле, конечно, не всегда уж так прямо и приятным, но потихонечку процесс идёт 🙂 )

А вначале сомнения были насчет нашего Серафима – как же он в свои 3 года воспримет это непростое слово “пост”? Стоит ли сейчас пытаться ему объяснить хоть что-то, или всё же отложить на год-другой? Вопросы были, и было их немало. Но, слава Богу, жизнь сама ставит всё на свои места, ведь время поста – это не абстрактно-теоретическое понятие, а часть времени нашей жизни. Мы так живём, и все вместе идём этим путём. Всё оказалось просто.

– Мама, а когда куличи-то будем печь?- вдруг выдал наш Серафим. Причем, где-то сразу после жаворонков, практически на первой неделе поста.
После моих объяснений про семь недель, легче и понятнее никому не стало. Наоборот, вопросов значительно добавилось, причем Сима их сыпал один за другим, как из пулемёта, а Ксюша “стреляла” неспеша, но метко и прицельно. В итоге Ксюшу (как ученицу аж 4 класса) отослали прямо к календарю, а Серафим… Для него календарь нам с Ксюшей пришлось изобретать. Слава Богу, что вариантов таких календарей в интернете великое множество.
Итак, вот он, наш путь к Радости, к светлой Пасхе!

Путь наш – вперёд и вверх, он сопряжен со многими трудностями. А внизу простирается “житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею”. Оно грозит нам многими опасностями. Там притаились ложь и лень, гордыня и гнев, и непослушание всё время пытается ухватить нас и утащить со спасительного пути вниз, в пучину. Трудно идти по этому пути, но ещё труднее тем, кто не идёт по нему к Радости, шаг за шагом, ступенька за ступенькой, а плавает в этом страшном и опасном житейском море… На нашем пути тоже есть опасности. Лествица, ведущая от земли к Небу, непроста для восхождения. Но рядом – Господь. Он всегда с нами. И наш Ангел Хранитель тоже не оставит оступившегося путника. Просто позови – и помощь не замедлит!
А сейчас мы уже вот где – от субботней радости Акафиста движемся потихоньку к радости Вербного Воскресенья. А значит – и к Страстной Седмице. Но до этого ещё надо дожить.


А пока что два человечка (Симин стикер зелёного цвета, а Ксюшин- розовый) уже готовы встать на новую ступеньку и знают, что пора им ехать за вербой.
Скоро Праздник! 🙂

***

И паки архимандрит Лазарь !))))

“…Пристрастие к человеку! На самом деле трудно не человека оставить, не от него самого отказаться, не его отдать Богу, а трудно нам отречься от себя самих, себя вычеркнуть из жизни нравящегося нам человека – уйти, исчезнуть из его мира, умереть для него, уже не значить так много для него.

Здесь, как тело имеет своим домом, своей областью бытия этот видимый, материальный мир, так душа ищет свою область бытия, которую она потеряла, ибо она духовна и средой обитания ее может быть только духовное. Жизнь ее могла бы получать все потребное только в общении с Богом; удаляясь от Него, душа голодает, нищенствует, наготует, бродит в мире сем вещественном, как чужестранец, всеми отвергаемый. И вот душа начинает прилепляться то к одной душе, то к другой. Здесь страшный самообман, тяжкая болезнь: душа пытается найти в другой душе какой-то свой мир, в котором она могла бы раскрыться, развернуть свои яркие способности, выявить потаенные богатства.

Мы шли из этой далекой, холодной страны изгнания по каменистым дорогам чужбины в родную сторону – туда, где только мы и могли бы быть счастливы и жить вполне, найти приложение всех своих дарований и богатых возможностей; но вот по дороге встречаем маленький уютный садик и жаждем войти в него, замедляем в нем – и уже не хотим выходить опять на одинокую, пустынную тропу. Уже разнеживаемся и это крохотное временное утешение предпочитаем вечному блаженству. И вот, оставить этот маленький оазис в пустыне – теперь это как будто смерть! Это значит опять отречься души своей в мире сем, опять обречь себя на одинокое, бездомное скитальчество. А так жаждется уютной теплоты, маленького, земного «счастья»!

Если человек тебе мил и твое сердце потянулось к нему – это вовсе не значит, что ты любишь его: ты сам вскоре заметишь, если продолжится твоя тяга к нему, какие коварные, даже тиранические притязания явит душа твоя в отношении к этому «дорогому» тебе человеку, увидишь, как душа твоя старается поработить, пленить душу этого близкого, как не терпит его независимости от нее, как ревнует и требует влюбленности в себя, рабской преданности, как готова будет мстить за охлаждение этой привязанности. Значит, здесь все – на любви к себе самому, на расширении собственных «владений» в мире сем.

Скорее всего, ты нашел в этом «милом» человеке некую дверь в новый для тебя, любопытный, интересный и приятный твоему сердцу мирок, и тебе захотелось сначала полюбоваться им, а затем уже и поставить там свою хижину; ты ходишь по этому саду, но любуешься даже больше не его насаждениями, а самим собой: это новый интересный фон, который живописно подчеркивает твои собственные достоинства, которые терялись на сером фоне обыденных отношений. Ты находишь новый мирок, как бы новый, красивый костюм, и рядишься в него: видишь себя заново, столько привлекательного находишь в себе, чего раньше даже не замечал. Ты в этом «дорогом твоему сердцу» человеке нашел тонкого ценителя своего искусства, тебе приятно посредством его быть зрителем и слушателем собственного представления.
И чтобы победить это искушение, надо не что иное, как смириться.То есть возненавидеть душу свою в мире сем.”

Архимандрит Лазарь (Абашидзе). «Мучение любви”.

Сильно сказано, однако…)))

***

И вот (накануне Крещенского Сочельника), несмотря на интернет-критику, снова архим. Лазарь (Абашидзе). «Мучение любви».

…мы все «философствуем», ищем глубоких «психологических» объяснений, называя простые вещи набором сложных, непонятных слов, грубые страсти – «тонкими духовными процессами», и никак не хотим узнать их в лицо, дать им их настоящее имя…
…когда мы, изнемогая от огромной тяжести своих падений, преткновений, неудач в духовной жизни, наконец приходим за советом к духовнику, то часто ждем какого-то сложного и мудреного, «психологического» рецепта для уврачевания своей болезни. Но, если нам предлагают простое, так уже много раз слышанное и читанное нами правило – «азбучное», мы в сердцах фыркаем и уходим обиженные: это, мол, я и сам знаю,– подобно Нееману Сирианину, пренебрегавшему водами иорданскими, как чем-то слишком обычным . Да, точно: мы знаем эти «простые вещи», да уж очень не хотим окунуться в эту холодную воду, не желаем протрезвиться от пьянства усладительной неги страстей, вот и лукавим, ищем все что-то «тончайшее» и «психологичное», на самом деле ищем средства обманчивого, которое усыпит совесть, но не отгонит греховную усладу, не запретит привычную приятность, к которой привязалась душа.

Потому-то мы теперь так много и читаем самых различных книг, жадно кидаясь от одной к другой, что делать из прочитанного ничего не собираемся, хотя ищем все новое и новое, словно надеемся когда-нибудь найти, вычитать, применить к себе что-то очень тонкое и духовное, подобрать к своей душе какой-то особый, сложнейшей конфигурации ключ, тогда только что-то щелкнет в сердечной скважине, душа раскроется и потечет в нас «духовная жизнь». Но сколько самых важных, самых необходимых, истинно лечебных средств мы оставляем без внимания и только все больше разболеваемся!

…Мы сегодня по большей части – люди «головные», «говорливые», но «бессердечные». Голова и язык действуют у нас активно и любую информацию быстро схватывают, усваивают, перерабатывают и тут же выплескивают на ближнего.
Однако сердца наши работают туго, все на одно направлено – на страстное и сластное, дебелое, а на духовное и возвышенное никак не хотят отзываться сочувствием. Сколько бы голова ни рисовала возвышенные образы, сердце все знай только высматривает там что-нибудь свое – поблажающее самости, и чтобы оно было все как-нибудь от мира сего. А если что высоко и к этой жизни земной неприложимо, то уже и неинтересно ему. Потому-то все нас перетягивает на деятельность внешнюю – слышать, узнавать и самим говорить. Так и идет вся наша псевдорелигиозная жизнь: входят возвышенные и святые понятия и мысли через слух и зрение, немного покрутятся в нашей голове – и тут же просятся на язык и наружу, чтобы ближнему продемонстрировать наши тонкие знания и разумения. А что в самих наших душах творится – до того нет нам дела. Сердца наши так и остаются какими-то темными чуланами, где каких только грызунов и пресмыкающихся нет, где сырость, плесень и гниль, и редко-редко кто из нас спускается туда со свечой и наводит там порядок…

Архимандрит Лазарь (Абашидзе). «Мучение любви».