О том как важна для преображения человека именно правая вера пишет в своей монографии ДУХОВНАЯ  ЖИЗНЬ  ПО  АЛФАВИТНОМУ  ПАТЕРИКУ митр. Амфилохий (Радович). Поздравляю с началом Великого Поста и предлагаю выдержки из этой работы.

 митр. Амфилохий (Радович)

“По опыту Отцов-пустынников, основа истинной духовной жизни, прежде всего – правая вера.  Она для них не просто одна из добродетелей, она, если можно так сказать – вседобродетель. Она – жизненный стержень и внутреннее состояние и основа всего человеческого существа. Это фундамент, на котором созидается внутренний человек, единственная прочная основа человеческого существа, обусловленного изменчивостью, временностью и тварностью. Вера – это небесный дар Божий, но приобретается она пролитием собственной крови. Неверие или ложная вера не могут быть даром неба, они всего лишь человеческие измышления, в которых человеку нет спасения. Они не соединяют с Богом, они отлучают от Него, замещая Его идолами. Поэтому Авва Агафон, соглашаясь со своими обвинителями, поносившими его как гордеца и блудника, гневливого и празднослова, решительно отвергает обвинение в ереси. Потому что во всем, в чем  обличали его, он и сам смиренно себя обличал, но противостоит обвинению в ереси, потому что ересь, означает ложную веру, »отлучение от Бога, а я не хочу быть отлученным от Бога моего» (Авва Агафон). Вера – корень и критерий истинной духовной жизни. Истинная вера ведет к истинной жизни, ложная вера приводит и к ложной жизни. Поэтому и авва Григорий Богослов требует от каждого крещенного, в первую очередь – «правой веры от души», и только потом «истины от языка и целомудрия от тела» (Авва Григорий).

Она именно тем и правая вера, что живая вера, что действует в любви, что от нее рождаются все добродетели; она дар Христов нашей душе и нашей жизни. Дело – ее главное свойство, по Апостолу Павлу – «вера без дел мертва», поэтому «бездеятельная вера так же пуста, как и не освященное верой дело» (преп. Диадох епископ Фотики «Аскетическое Слово» 1, стр. 200, 20).

Вера органически связана с покаянием. Покаяние заложено в самой природе христианской веры. С него начинаются проповеди Иоанна Крестителя и Самого Христа. Покаяние прокладывает путь в Царство небесное, «которое приблизилось», т.е. открывает его внутри самого человека. Таинство Крещения, по сути, есть тайна покаяния, а покаяние означает совлечение ветхого человека и облечение в нового, т.е. в христоподобного человека. Оно требует отречения от ложных знаний и ложной жизни.

В покаянии, так как его понимали Отцы-пустынники, нет ничего юридического. Оно – печаль о Боге и чистоте души, которая осознала всё свое несовершенство. Оно – полно надежды на бескрайнее Божие милосердие и любовь, но и глубокого понимания своей нечистоты, которое превращается в безутешный плач о своем недостоинстве Его любви. Отцы не столько боятся наказания Божьего, сколько бесконечно опечалены, что своим несовершенством и прегрешениями презрели неизмерную любовь Божию. Поэтому всю свою жизнь, до самой смерти, они трудятся над тем, чтобы ответить на любовь Господа своей любовью.

Только там, где существует истинное покаяние рождается истинное смирение. А там где есть смирение – открываются тайны веры. Потому, что по Отцам, истинная вера, очищающая от греха, предполагает проведение жизни в смиренномудрии и любви (Ср. Авва Пимен, 69). Так же как и смирение, рожденное покаянием – главное свойство истинной веры, так и гордость – главное свойство всякой ложной веры и ложного знания. «Невозможно, – говорит Иоанн Лествичник, – чтобы из снега изошло пламя; но еще труднее найти смиренномудрие у последователей ложной или извращенной веры«  (Слово 25,31, Лествица).

Одна из главных особенностей современной цивилизации – культивирование в человеке ненасытного голода обладания вещами, приобретательства. По опыту и ощущению пустынников, жажда обладания многими вещами, рождает в человеке многие заботы, заглушает любовь к Богу и вытесняет Его из души, заполняя опустевшее место мертвыми вещами и алчностью. Тот же, кто «отрицается мира», никогда не сделает вещь, деньги, страсть к чему-то преходящему, содержанием или целью своей жизни. Поэтому воспитание беззаботного отношения ко всему, что принадлежит миру, одно из главных требований духовной жизни и предпосылка духовного роста человека.” (продолжение следует)

 

01_Aksion_Estin      02_Kirie_Eleison

Динка. Быль

Когда она появилась во  дворе никто толком не мог сказать. Год или два… Только начнет светать а она уже на посту, напротив первого подъезда двухэтажного  дома, расположенного на территории усадьбы Узкое в  г. Москва. Каждый день, несмотря на погоду, в дождь, метель, мороз или жару метис лабрадора желтая сучка Динка стоит на дороге в 10 метрах от подъезда и ждет человека по фамилии Маслов.

 

Ну надо оформить историю деталями. Маслов довольно странная личность. Утром, иногда уже  с рассветом он выходит из дома и направляется в зависимости, видимо, от настроения, или на одному ему известные свалки или на утреннюю пробежку, иногда за водой на родник.  Если на пробежку то с лыжными палками независимо от сезона, летом еще иногда на роликах, зимой иногда еще и на  лыжах. Ясеневские свалки это его хобби. Он ходит туда как ходят в мегамоллы некоторые модницы-шопоголики, не знающие куда девать деньги. И как модницы возвращаются домой обвешанные пакетами с барахлом так и Маслов никогда не возвращается из своих походов пустым. Всегда с ним куча всякого трофея габаритного и не очень. На самодельной тележке или волоком приносит он свои «сокровища», вернее сокровищами они становятся позже, после некоторой обработки. Из старых приборов, из проводов выплавляется цветмет, из оконных рам составляется теплица в саду, из дверей ограда для огородика. Кое-что он берет домой но какое применение и новую жизнь находят там эти вещи никто не знает, так как в свой дом посторонних он не пускает. Горы всякого хлама загромождают двор, ожидая потребной обработки и вызывая гримасы брезгливости у рафинированных жителей дома. Связываться с Масловым почему-то боятся.

В местечке собралось много собак так как в ближайшем высотном доме на краю парка живет собачий благодетель Виктор Петрович. Говорят он владелец ресторана. Каждое утро нагруженный сумками с костями и обрезками он обходит Узкое, и всей местной живности, не исключая кошек, живущих в многочисленных сараях, оставшихся от садового кооператива, достается по солидной порции.

Одно время, наверное где-то с год,  все эти собаки числом около 10 ожидали поутру у подъезда выхода Маслова и с ним отправлялись на прогулку. Но выдержать его ритм (лыжи, ролики, дальние походы по свалкам) не смогли и постепенно по одной отошли к подъезду соседнего дома где живут тоже любители променада, правда, вынужденного в какой-то степени, две женщины-алкоголички и периодически появляются запойные граждане округи. Собакам больше понравилось гулять с ними. Ходят пьяницы очень неспешно, даже вязко, присаживаются по дороге (магазина поблизости нет), на конечном пункте собакам тоже можно разжиться чем-нибудь вкусненьким. Рано  не надо  вставать чтобы тащиться куда-то. Иногда правда женщины и их гости не выходят больше суток из дома но какая радость когда они показываются в дверях подъезда. Собаки начинают танцевать, кружиться и даже петь.

Вот так  ожидать Маслова осталась одна Динка о которой и будет наш рассказ. Когда еще собачья компания тусовалась у масловского подъезда, она как бы была отдельно от них. Утром они еще спали во дворе кто где, но Динка с рассветом уже была на ногах. Она стояла напротив подъезда в отдалении, не подходя к нему, и не отрываясь смотрела на дверь. Это могло продолжаться не один час. Иногда Маслов не выходил рано, но Динка стояла не шелохнувшись и даже не садилась. Приходил Виктор Петрович. Собаки окружали его, Динка же не двигалась с места, даже отворачивалась. Казалось ей стыдно интересоваться едой, вдруг выйдет Маслов а она просмотрит его появление, занятая толкотней у провизии. Виктор Петрович уважает Динку за такую победу над пищевым инстинктом, он персонально подходит к ней, оставляя лучшие куски. Если случается что Маслов уже вышел а Виктор Петрович повстречался на дороге, Динка пробегает мимо него и этой сумки с мясом, даже не притормаживая, боясь отстать.

Когда собаки отошли к алкоголикам  Динка осталась одна у подъезда. Эта компания ее не интересовала. Ночует она около конюшни метрах в 100 от дома своего вожделения в трубе, полузарытой в землю. В подъезд никогда не заходит, хотя в непогоду или холод ее звали. Так практически весь световой день она проводит в ожидании своего кумира. После утренней прогулки с Масловым позволяет себе немного посидеть но редко кто видит ее лежащей и то она как бы стесняясь прячется тогда в кустах или уходит в трубу. Потом опять встает на пост надеясь что Маслов выйдет вечером покопаться в своем хламе.

Когда Маслов выходит из подъезда, Динка не танцует, не поет как те, остальные, собаки, даже не виляет хвостом. Она просто дожидается, когда он с ней поравняется, разворачивается и идет или бежит за ним, никогда не рядом а всегда в некотором отдалении. С другими жителями дома она не общается, ни  на кого не обращает внимания, люди приближаются к тому месту где она стоит, она отбегает в сторону, даже не поворачивая головы к проходящему и потом опять занимает свой пост. Ее нельзя погладить, даже просто подойти ближе чем на метр. Но никто не видел и чтобы Маслов гладил ее. Он ведет себя так как будто ее нет, хотя точно у нее есть миска в которую его компаньонка подкладывает еду.

За что она полюбила этого странного человека. Тусовалась бы с веселыми собаками, у них всегда какие-то дела находятся пока тетушки отсыпаются.

…Вот так  стоять как столб весь день и ждать ждать ждать а вдруг он выйдет хоть на минутку а может хлеб кончился и в магазин надо а может мусор выкинуть а может со своей компаньонкой грузинкой к пруду сходит а может может  может нет нельзя уходить надо стоять и ждать и в этом ее настоящая жизнь…а другой не надо ведь это сарояновский тигр томаса трейси имя которому ЛЮБОВЬ, а может это голос валерия ободзинского со своей восточной песней звучащей из динамика выставленного в масловском окне так зацепил ее когда-то, кто знает эту собачью душу а может это и не собака а на самом деле царевна лягушка которая ждет свою стрелу а может это ассоль увидела в маслове грея и счастье поселилось в ней пушистым котенком, поэтому она и не чувствует холода, дождя и ветра всегда согретая этим чувством, которое есть часть чего-то большего чего не выразить… да и зачем.