Владимир Путин возложил цветы к могилам русских героев

мая 29, 2009

Сегодня премьер-министр Владимир Путин возложил цветы к могилам выдающегося русского генерала Антона Деникина и известных русских писателей-философов Ивана Ильина и Ивана Шмелева. Их прах был перезахоронен на кладбище Донского монастыря в 2005-2006 годах.

Утром в воскресенье патриарх Кирилл освятил эти надгробия и отслужил панихиду
(http://www.pravoslavie.ru/news/30525.htm).

Путин возложил первый букет из алых роз у надгробия Деникина, который похоронен здесь вместе со своей супругой. Обратившись к сопровождающему его настоятелю Сретенского монастыря архимандриту Тихону, премьер-министр напомнил, что генерал «никогда не делил Россию и считал недопустимым ни в коем случае доводить страну до расчленения».

Следующий букет премьер возложил к надгробию философа Ивана Ильина, мысли и выдержки из трудов которого Путин многократно цитировал в своих выступлениях.

Произведением, которое Путин часто перечитывает, является труд «Что сулит миру расчленение России».
В этих статьях Ильин предостерегает, что раздел великой страны неминуемо приведет к катастрофе. Путин, несмотря на проливной дождь, долго рассказывал Тихону о почитаемом им мыслителе.

Между надгробиями Деникина и Ильина покоится прах военачальника белого движения Владимира Каппеля.

Путин отметил в разговоре с архимандритом, каким мужественным человеком был генерал-лейтенант. Зимой 1919 года во время военного похода Каппель угодил в полынью, но не позвал на помощь, чтобы никого не тревожить. У него началось сложное воспаление легких и гангрена, в результате чего без наркоза ему отрезали часть ноги. Однако, даже несмотря на это, Каппель продолжал участвовать в боях. Для этого он просил в буквальном смысле привязывать себя к седлу, и шел вместе со своей армией в бой.

После этого российский премьер прошел к месту захоронения другого известного русского мыслителя – Ивана Шмелева, к надгробию которого он также возложил цветы.

Путин сказал, что все эти выдающиеся люди – «настоящие государственники». И при всех трудностях, сложностях и противоречиях, которые сопровождали их жизнь, «главное, что их отличало – глубокая и верная любовь к родине, к России, истинный патриотизм». Премьер добавил: «Трагическое время, героические люди».

Последний букет из алых роз Путин возложил к надгробию великого русского писателя Александра Солженицына, который был похоронен на этом кладбище в прошлом году.

Путин рассказал архимандриту Тихону, что при всех встречах с Александром Исаевичем он каждый раз «был поражен, насколько Солженицын – органичный и убежденный государственник». Путин подчеркнул: «Он мог выступать против существующего режима, быть несогласным с властью, но государство было для него константой».

Позже в разговоре с журналистами архимандрит Тихон рассказал, что «пару месяцев назад Владимир Путин увидел фотографии могил Деникина, Ильина и Шмелева, которые находились в очень плохом состоянии – с обветшалыми, накренившимися деревянными крестами, наспех сделанными надгробиями». Путин заявил: «Это не дело!», и дал поручение изготовить новые надгробия. Он лично, вместе с патриархом, утвердил новые эскизы.

По словам архимандрита, когда встал вопрос о финансировании работ, то Путин твердо сказал: «Я сам, из личных денег готов все оплатить». Тихон подчеркнул: «Так и было сделано, Владимир Владимирович лично все оплатил», добавив: «И какие надгробия красивые!».

Путин со своей стороны после беседы с архимандритом Тихоном, который сопровождал премьера по кладбищу монастыря, подошел к журналистам и спросил: «Вы не читали дневники Деникина?». Те ответили, что «кажется, нет», однако пообещали прочесть. Путин сказал: «Обязательно прочитайте! Там у него есть рассуждения о большой и малой России, Украине. Он говорит, что никому не должно быть позволено вмешиваться в отношения между нами, это всегда было делом самой России!».

В разговоре с журналистами архимандрит Тихон рассказал, что беседуя с ним, премьер рассказал, что чтение дневников Деникина полностью изменило его отношение к этому генералу, изменило «видение Деникина в истории».

Тихон рассказал: «Путин вспомнил, как он читал мемуары Деникина, в которых тот говорит, что при всем своем нетерпимом отношении к советской власти, даже думать о расчленении России – это уже преступление. Одной из главных мыслей трудов и политической деятельности Деникина было недопущение расчленения России, особенно когда речь идет о малороссийской земле – Украине».

Премьер в разговоре с Тихоном также вспомнил, что именно генерал ввел такой термин как «балканизация России» – те геополитические тенденции, которые, как предсказал Деникин, проявятся после революции и Великой Отечественной войны.

Архимандрит вспомнил, что дочь Антона Деникина Марина Антоновна в 2005 году приехала из Америки, где проживала в то время, и привезла в подарок Путину шашку своего отца. Вернувшись в Штаты, через неделю она умерла.

http://novchronic.ru/3581.htm
Автор: Иван Палий

(из блога Кирилла Фролова, 25 мая).

 http://kirillfrolov.livejournal.com/#kirillfrolov565930

О воспитании в грядущей России

апреля 25, 2009

Сегодня мы предлагаем Вашему вниманию очередную статью Ивана Александровича Ильина.  Приводим ее в сокращенном виде, оставив важнейшие, на наш взгляд , тезисы. Сатья опубликована в 1953 году.

А что вы, уважаемые читатлеи, посетители блога, думаете духовном и нравственном восптиания в современной России, и, в частности  – у нас, на Камчатке? Каковы цели и задачи такого воспитания? 

Грядущая Россия будет нуждаться в новом, предметном воспитании русского духовного характера; не просто в «образовании»…, ибо образование само по себе есть дело памяти, смекалки и практических умений в отрыве от духа, совести, веры и характера. Образование без воспитания не формирует человека, а разнуздывает и портит его.Новой России предстоит выработать себе новую систему национального воспитания, и от верного разрешения этой задачи будет зависеть ее будущий исторический путь. Россия выйдет из того кризиса, в котором она находится, и возродится к новому творчеству и новому расцвету – через сочетание и примирение трех основ, трех законов духа: свободы, любви и предметности. Из трех великих основ всякой человеческой жизни и культуры – свободы, любви и предметности – ни одна не может быть упразднена или упущена: необходимы все три и все три обусловливают одна другую взаимно. Если бессердечная свобода ведет к несправедливости и эксплуатации, то беспредметная свобода ведет к духовному разложению и социальной анархии. Но бессердечная и беспредметная несвобода ведет к еще более тяжкой рабской несправедливости и глубокой деморализации. Свобода необходима человеческому инстинкту и духу, как воздух телу. Но она должна быть наполнена жизнью сердца и предметной воли. Чем больше сердца и предметной воли у человека, – тем менее опасны ему соблазны свободы и тем больший смысл она приобретает для него. Именно этим определяется путь грядущей России. Ей нужно новое воспитание: в свободе и к свободе; в любви и к любви; в предметности и к предметности. Новые поколения русских людей должны воспитываться к сердечной и предметной свободе. Эта директива – на сегодня, и на завтра, и на века. Свобода дается человеку для предметного наполнения ее, для предметной жизни, т.е. для свободной жизни в Предмете. Что же есть Предмет и что такое предметная жизнь? Каждое существо на земле и каждое тело человеческое имеет некоторую цель, которой оно и служит. При этом можно иметь в виду чисто субъективную цель, зовущую человека к удовлетворению его личных потребностей и ведущую его к личному успеху в жизни. Но можно иметь в виду и объективную цель, последнюю и главную цель жизни, по отношению к которой все субъективные цели окажутся лишь подчиненным средством. Жить предметно – значит связать себя (свое сердце, свою волю, свой разум, свое воображение, свое творчество, свою борьбу) с такой ценностью, которая придаст моей жизни высший, последний смысл. Мы все призваны к тому, чтобы найти эту ценность, связать себя с нею и верно осмыслить ею наш труд и направление нашей жизни. Мы должны увидеть оком сердца предметное значение и назначение нашей Жизни. Ибо в действительности мы все служим некоему высшему Делу на земле, – Божьему Делу, – «прекрасной жизни», по слову Аристотеля, «Царству Божьему», по откровению Евангелия. Это есть единая и великая цель нашей жизни, единый и великий Предмет истории. И вот, в его живую предметную ткань мы и должны включить нашу личную жизнь. Мы найдем свое место в этой ткани, увидев с силою очевидности, что жизнь русского народа, бытие России, – достойное, творческое и величавое бытие, – входит в это Божье Дело, составляет его живую и благодатную часть, в которой есть место для всех нас. Кто бы я ни был, каково бы ни было мое общественное положение, – от крестьянина до ученого, от министра до трубочиста, – я служу России, …ее совершенству, ее оправданию перед Лицом Божиим. Жить и действовать так значит жить и действовать согласно главному, предметному призванию русского человека, это значит жить предметно, т.е. службу превратить в служение, работу в творчество, интерес во вдохновение, «дела» освятить духом Дела, заботы возвысить до замысла, жизнь освятить Идеей. Или, что то же самое, – ввести себя в предметную ткань Дела Божия на земле. Предметность противостоит сразу и безразличию и безоглядному своекорыстию, – этим двум чертам рабского характера. Самое важное, что должны дать человеку семья и школа, – это предметно- открытый взор, предметно живое сердце и предметно готовую волю. Человек должен видеть и разуметь ткань Божьего Дела на земле, чтобы знать, как можно войти в нее и как следует включать себя в ее жизнь, – чтобы сердце его отзывалось на явления и события в этой ткани, как на важные драгоценные, вызывающие радость и горе, чтобы воля была способна и готова жертвовать этой ткани своим личным интересом и служить ей не за страх и не за долг, а за любовь и за совесть. Ныне, как, может быть, еще никогда, Россия нуждается в таком воспитании. Ибо ранее в России была жива религиозная и патриотическая традиция такого духа и такого воспитания. А ныне старые традиции порваны, а новые еще не завязались и не сложились. Завязать и укрепить их должна система предметного воспитания. Духовная предметность души является, как сказано, выходом из безразличия и своекорыстия. Но этим преодолением, которое имеет лишь отрицательное, а не Положительное значение, предметность не определяется и не исчерпывается. По существу же идея предметной жизни и предметного человека может быть описана так. Преодолев свое безразличие, человек должен найти себе настоящее и достойное содержание жизни. Он должен цельно полюбить нечто такое, что на самом деле заслуживает цельной любви и преданного служения. Это значит, что настоящая предметность имеет два измерения: субъективно личное и объективно ценностное. Первое измерение, субъективно личное, определяет, действительно ли я предан моей жизненной цели, искренен ли я в этой преданности, целен ли я в этой искренности и, наконец, действую ли я согласно этой преданности, искренности и цельности. Второе измерение, объективно ценностное, определяет, не ошибся ли я в выборе моей жизненной цели, действительно ли мой «предмет» Предметен, действительно ли моя цель священна и правда ли ею стоит жить и за нее стоит бороться и, может быть, умереть. Все это придает ему особый дух – дух искания, ответственности и служения.Можно было бы сказать, что Предметность есть единый и общий источник всех благих побуждений человека, ибо все они определяются словами «хочу Божьего Дела» и «служу Божьему Делу». Все благие дела и побуждения человека суть видоизменения Предметности.  
Она дает … чувство предстояния: «есть нечто высшее и большее, нежели я сам, такое, что я вижу и к чему я стремлюсь, что мне светит и зовет меня и с чем я связан благоговением и любовью». И далее – чувство ответственности, ибо это предстояние связывает меня, возлагает на меня обязанности и полномочия, за осуществление коих я отвечаю. Отсюда новый дар: чувство реальной силы, которая призвана к действию, так, что решения ее небезразличны и усилия ее не бессильны, но необходимы и драгоценны в плане Божьего Дела. С этим связан новый драгоценный дар – чувство служения, т.е. уполномоченного и призванного самостоятельного делания перед лицом Божиим, чувство несения бремени, разрешения заданий, – словом, творческого участия в деле мироустроения. В естественной связи с этим стоят новые дары Предметности: с одной стороны, – неподдельное смирение, ибо предстоящий духовной субстанции мира чувствует свою малость и беспомощность, и ответственный знает, за что и перед Кем он отвечает, и несущий служение учится скромности и смирению, – а с другой стороны – Предметное служение дает человеку уверенность в своей правоте, которая свободна и от самомнения, и от гордости, – и некую духовную строгость и властность, которые проистекают непосредственно из чувства Предметной наполнености, призванности и силы. Человек, живущий ответственным Предметным созерцанием, есть вдохновенный человек, а настоящее вдохновение есть именно проявление Предметности и ее дар; человек во вдохновении дышит законом самого Предмета, выговаривает Его содержание, осуществляет Его ритм, и так обстоит везде – в искусстве, в науке и в политике. Именно поэтому Предметному человеку присущ дар верного целеполагания, ибо цели, которые он видит и ставит, имеют всегда далекую силу и высокий смысл; они бывают верны и в земном, эмпирическом плане, но никогда не ограничиваются им и не исчерпываются, потому что их главная сила и их главный смысл – в «небесно-земном» плане, т.е. в том, что они включены в ткань Божьего Дела. Такой человек не считает свой земной конец «гибелью» и не верит в неуспех или поражение своего земного дела, ибо он знает, что «его» дело не есть только «его» дело, а есть Дело Предметное и потому – Божие, что неудача его есть лишь видимая неудача и что конечная победа его обеспечена высшею Силою. Все это можно было бы выразить так, что Предметность дает человеку верное чувство собственного духовного достоинства. Всякому человеку доступно, и достойно, и необходимо … внимать зовам совести и чести и сделать свою волю орудием Воли Божией, – и тем утвердить в себе духовное достоинство как основу личной жизни, как верное мерило людей и их поступков, как чувство личного, общественного и политического ранга. Вот к чему надо воспитывать новые поколения русских людей. Вот в чем нуждается свободный, достойный, гражданственный русский человек. Вот в чем спасение и расцвет грядущей России. И о том, как нам создать на этих основах новое русское воспитание и образование, – должны быть все наши помыслы.

Основная задача грядущей России

апреля 4, 2009

Предлагаем для рассмотрения и обсуждения отрывки из статьи русского философа Ивана Александровича Ильина «Основная задача грядущей России»,  в которой основное внимание уделено вопросу создания и воспитания национальной элиты в посткоммунистической России. Статья была опубликована в 1950 г.   

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ГРЯДУЩЕЙ РОССИИ 

Нам не дано предвидеть грядущего хода событий. Но мы знаем и понимаем, в чем будет состоять основная задача русского национального спасения и строительства: она будет состоять в выделении кверху лучших людей, — людей, преданных России, национально чувствующих, государственно мыслящих, волевых, идейно-творческих, несущих народу не месть и не распад, а дух осво­бождения, справедливости и сверхклассового единения. Если отбор этих новых русских людей удастся и совершится быстро, то Россия восстановится и возродится в течение нескольких лет; если же нет, — то Россия перейдет из революционных бедствий в долгий период послереволюционной деморализации, всяческого распада и международной зависимости.

 Всякое государство организуется и строится своим ведущим слоем, живым отбором своих правящих сил. Всегда и всюду правит меньшинство: в самой полной и последовательной демократии — большинство не правит, а только выделяет свою «элиту» и дает ей общие, направляющие указания. И вот, судьбы государств определяются качеством ведущего слоя: успехи государства суть его успехи; политические неудачи и беды народа свидетельствуют о его неудовлетворительности или прямо о его несостоятельности. 

Такова судьба всех народов: они расплачиваются унижениями и страданиями за недостатки своего ведущего слоя. Однако, эти унижения и страдания являются не только тягост­ными последствиями совершенных ошибок или преступлений; они являются в то же время подготовкою будущего, школою для новой элиты; они длятся лишь до тех пор, пока эта новая национальная элита не окрепнет религиозно, нравственно и государственно.

 Россия перед революцией оскудела не духовностью и не добротой, а силою духа и добра. В России было множество хороших и добрых людей; но хорошим людям не хватало харак­тера, а у добрых людей было мало воли и решимости. В России было немало людей чести и честности; но они были рассеяны, не спаяны друг с другом, не организованы. Духовная культура в России росла и множилась: крепла наука, цвели искусства, намечалось и зрело обновление Церкви. Но не было во всем этом действенной силы, верной идеи; не хватало национального воспитания и характера.  

Незрелость и рыхлость национального характера соответствовала незрелости и рыхлости народного хозяйства.

Этой своеобразной беспочвенности и рыхлости здоровых сил народа противостоял неизжитый запас больных и разрушитель­ных сил.  

Разразившаяся коммунистическая революцию не только разрушала прежнее государство, прежнее хозяйство и прежнюю культуру в России, но стремилась, прежде всего, смести преж­ний ведущий слой и поставить на его место новый.

 Когда крушение коммунистического строя станет совершив­шимся фактом …То, в чем Россия будет нуждаться прежде всего и больше всего — будет новый ведущий слой.

Эта новая элита, — эта новая русская национальная интел­лигенция должна осмыслить русское историческое прошлое и извлечь из него заложенный в нем «разум истории». А история учит нас многому.

 1. Прежде всего, ведущий слой не есть ни замкнутая «каста», ни наследственное или потомственное «сословие». По составу своему он есть нечто живое, подвижное, всегда попол­няющееся новыми, способными людьми и всегда готовое освобо­дить себя от неспособных.

Мы все — от правителя до простого обывателя — должны научиться узнавать людей качественно духовного заряда и всячески выдвигать их; только так мы сможем верно пополнять нашу национальную элиту во всех областях жизни.

 2. Принадлежность к ведущему слою —начиная от министра и кончая мировым судьею, начиная от епископа и кончая офи­цером, начиная от профессора и кончая народным учителем, — есть не привилегия, а несение трудной и ответственной обя­занности.  Вести свой народ есть не привилегия, а обязанность лучших людей страны. Эта обязанность требует от человека не только особых природных качеств, подготовки и образования, но и особого рода жизни в смысле досуга, жилища, питания и одежды. Это люди иной душевной и нервной организации, люди духовной сосредоточенности, люди иных потребностей и вкусов, иного жизненного напряжения и ритма.   

 3.  Вместе с тем, в России должна быть искоренена дурная традиция «кормления», т. е. частного наживания на публичной должности. Государственный чиновник  должен довольство­ваться получаемым им окладом («жалованьем») и не пополнять его никакими «прибытками» или «поборами» с обслуживаемого им населения. Публичные должности должны переживаться  как служение.  

4.  Далее, одна из основных опасностей ведущего слоя состоит в слишком высокой оценке государственной власти, ее значения и призвания. Государственная власть  есть власть, извне подходящая к человеку, предписывающая и воспрещающая ему  и угрожающая ему наказанием. Это означает, что все творческие состояния души и духа не подлежат   ведению   государственной   власти. Государство не может требовать от граждан веры,  молитвы, любви, доброты  и  убеждений.  Оно не  смеет регулировать научное, религиозное и художественное творчество. Оно не может предписывать оказательства чувств или воззрений. Оно не должно вторгаться в нравственный, семейный и повсе­дневный быт. Оно не должно без крайней надобности стеснять хозяйственную инициативу и хозяйственное творчество людей.

Ведущий слой призван вести, а не гнать, не запугивать, не порабощать людей. Он призван чтить и поощрять свободное творчество ведомого народа. Вести можно только свободных; погонщики нужны только скоту; надсмотрщики нужны только рабам. Лучший способ вести есть живой пример.

России нужна власть, верно блюдущая свою меру.

 5.  К этому необходимо добавить, что новый русский отбор должен строить Россию не произволом, а правом. Будут законы и правительственные распоряжения. Эти законы должны соблю­даться и исполняться самими чиновниками, ибо чиновник есть первый, кого закон связывает. От закона есть только одно «отступление»: по совести, в сторону справедливости, с принятием на себя всей ответственности. Формально-буквенное, педантически-мерт­венное применение закона не есть законность, а карикатура на нее.  

Грядущей России нужен не произвол, не самодурство и не административная продажность, а правопорядок, утверждаемый живым и неподкупным правосознанием.

 6. Далее, новая русская элита в деле правления должна блюсти и крепить авторитет государственной власти. Невоз­можно строить правопорядок без этого авторитета.

И вот, борьба за грядущую Россию окажется борьбой за новый авто­ритет новой национально-русской власти, ибо безавторитетная власть не оборонит и не возродит Россию.

7. Все эти требования и условия будут, однако, несовершен­ны и неопределяющи, если не будет соблюдено последнее. Новый русский отбор должен быть одушевлен творческой национальной идеей.

Безыдейная интеллигенция не нужна народу и государству и не может вести его… Да и куда она приведет его, сама блуждая в темноте и в неопределенности? Но прежние идеи русской интеллигенции были ошибочны и сгорели в огне революций и войн. Ни идея «народничества», ни идея «демократии», ни идея «социализма»; ни идея «империализма», ни идея «тоталитарности» — ни одна из них не вдохновит новую русскую интеллигенцию и не поведет Россию к добру. Нужна новая идея религиозная по истоку и национальная по духовному смыслу. Только такая идея может возродить и воссоздать грядущую Россию.

5. ИСТОЧНИК ВЕРЫ

февраля 26, 2009

  

Итак, знание и вера совсем не исключают друг друга. С од­ной стороны, потому, что положительная наука, если она сто­ит на высоте, не преувеличивает ни своего объема, ни своей достоверности и совсем не пытается судить о предметах веры; она не судит о них ни положительно («есть Бог», «жизнь чело­века имеет высший, священный смысл»), ни отрицательно («Бога нет», «человек не выше обезьяны» и т. п.). Ее грани- ua — чувственный опыт; ее метод — объяснять все явления естественными законами и стараться доказать каждое свое суждение. Она держится за этот опыт и за этот метод, отнюдь не утверждая, что они всеобъемлющи и исчерпывающи, и от­нюдь не отрицая того, что можно достигнуть истины в другой области при помощи другого опыта и другого метода1

С другой стороны, настоящая вера вырастает именно из этого другого опыта и идет своим особым путем («методом»), отнюдь не вторгаясь в научную область, не вытесняя и не за­меняя ее.

Тот, кто полагает, что вера есть нечто произвольное, несе­рьезное и безответственное и что веровать можно только без всяких оснований в недостоверное и выдуманное, — тот жес­токо ошибается; и ошибка его проистекает из наивности. …На самом деле человеческий опыт бесконечно шире, бога­че и разообразнее, чем это представляют себе современные материалисты и безбожники. Когда они говорят об этом, то они представляют себе чувственный опыт, который дается че­ловеку через его внешние чувства (зрение, слух, осязание и т. д.) и открывает ему доступ к материальному миру…. 

Материалист привержен к одному-единственному источ­нику опыта; он верит только в него и пользуется только им; этот источник составляют внешние ощущения. Вследствие этого материалист отличается односторонностью, ограничен­ностью, скудостью своего опыта. Это не значит, что он в дей­ствительности имеет дело только с внешними, чувственными восприятиями, так что он только и может видеть, слышать, обонять, касаться и иметь вкусовые раздражения; нет, но он вырабатывает себе (иногда бессознательно, иногда сознатель­но) такую душевную установку, как если бы он не имел никако­го другого опыта. Он живёт и думает так, как если бы в его опыте не было никаких нечувственных содержаний, как если бы доказывать и обосновывать можно было только при помо­щи чувственных восприятий и только в области материальных вещей. Он не привык вращаться в сфере иного опыта и иных предметов. Он как бы прильнул раз навсегда к состояниям своего тела и к показаниям его органов, им доверился, в них поверил и затем уверил себя, будто ни у него, ни у других лю­дей нет доступа ни к чему другому. Его внимание, его инте­рес, его желания, его деятельность обращены на внешнее; вы­ражаясь условно, можно сказать, что он «экстравертирован» (обращен наружу). И если он видит человека «интровертиро-ванного» (обращенного вовнутрь, к внутреннему, нечувствен­ному миру), то он оказывается неспособным ни понять его установку, ни поверить ему на слово: он объявляет его выдум­щиком, фантазером или обманщиком.

А между тем всякий сколько-нибудь опытный мыслитель мог бы без особого труда доказать такому наивному и само­уверенному материалисту, что он решительно не прав, ибо все сводится к односторонней скудости его опыта или, еще точ­нее — к нежеланию его заметить и принять всерьез другой опыт, без которого он сам не может обойтись. У материали­ста, как и у всякого человека, имеются не только телесные со­стояния, но и душевные состояния; и многие из этих душев­ных состояний дают ему нечувственный опыт и открывают ему нечувственные предметы. Неумно и вредно закрывать себе гла­за на это разнообразие и богатство опыта, культивировать свои низшие способности и отвергать или даже отрицать вы­сшие. Еще глупее и вреднее — пытаться уговорить других лю­дей к такому же скудоумию или прямо навязывать им это ску­доумие в порядке государственного принуждения, как это делают коммунисты, предписывая материалистическое препо­давание в школах и давая социальные преимущества безбож­никам и воинствующим материалистам.

В действительности дело обстоит так, что человеку, наряду с чувственными ощущениями, даны и другие, бесконечно бо­лее благородные, утонченные и значительные источники опы­та. Судьба каждого отдельного человека, целых поколений и национальных культур зависит от того, живут ли люди этим опытом, умеют ли ценить, развивать и творчески пользоваться источниками его и т. д. Весь современный духовный кризис, переживаемый человечеством, объясняется тем, что человече­ство вот уже в течение нескольких поколений пренебрегало источниками этого опыта и отвыкло, отучилось пользоваться ими; ослепленное успехами естествознания и техники, охла­девшее к религиозным глубинам жизни, оно доверилось все­цело (или почти всецело) чувственным ощущениям и вырас­тающей из них теории и практике. Вследствие этого люди нового времени изощрились в изучении материальной приро­ды и в технических изобретениях и незаметно оказались в со­стоянии детской беспомощности в вопросах духовного опыта, духовной очевидности и духовных умений. Преодолеть этот кри­зис можно только одним способом: вернуться к этим благо­родным и чистым источникам духовного опыта, пробудить их и творчески зажить ими.

Человек не может жить одними чувственными восприятия­ми, исходя только из них и ограничиваясь только ими; может быть, это и доступно простейшим и низшим животным, но, например, собаки и лошади стоят, несомненно, уже на более высокой ступени. Человеку же присущи, сверх телесных ощу­щений, еще чувствования, сила воображения, воля и энергия мысли. Конечно, он может пренебрегать этими состояниями или, так сказать, внутренними актами и сводить их к извест­ному минимуму, уподобляясь животным, у которых преобла­дают чувственные ощущения и телесные потребности: человек может также превратить эти высшие потребности своей души в простое орудие своих телесных раздражений и потребно­стей, т. е. не столько жить ими, сколько злоупотреблять ими. Но если бы он вступил на этот путь, то из этого возникли бы только величайшая нужда, варварство и пошлость. Почему? Потому что эти пренебреженные и заброшенные душевные силы отнюдь не перестали бы жить и действовать в его душе, а стали бы нести нечистую жизнь и увлекать душу на гибельные пути, ибо орудие, которое не чистят и запускают и которым злоупотребляют, всегда становится вредным и опасным.

Конечно, можно относиться с презрением к жизни чувст­ва — например, к любви, радости, благодарности, уважению, благоговению, чести и патриотизму — и отвергать все это как «сентиментальность», но от этого душевные чувствования от­нюдь не исчезнут, они станут только грубыми, злобными, не­чистыми и отвратительными, т. е. душевно и телесно вред­ными, а духовно гибельными; они прилепятся к дурным содер-жаниям, и человеческая душа исполнится ненависти, зависти, злости, гордости и мстительности.

Точно так же «отвергнутая» и запушенная сила воображения отнюдь не исчезает и не прекращает свою жизнь; напротив, она разнуздывается и предается самым низменным, грубым и унизительным жизненным содержаниям: она отыскивает по­хотливые, безвкусные, злые образы и наслаждается ими, и проносится слепо и равнодушно мимо образов целомудрен­ной чистоты, благородства и божественной красоты. Люди, не уводящие своего воображения к высшим, нечувственным со­держаниям, становятся пленниками пошлости и, по слову муд­рого Гераклита, всю жизнь «наслаждаются грязью».

Такая же судьба постигает и человеческую волю, если она оказывается духовно беспризорной и нравственно разнуздан­ной: она начинает служить волку в человеке и становится его свирепым орудием. Невоспитанная, неодухотворенная, необла-гороженная воля есть источник всех коварных, злобных и пре­ступных поступков на земле. В ответ на это человек может, ко­нечно, возразить, что все эти понятия и мерила не имеют для него никакого смысла. Но эта ссылка есть лишь пустая фраза в его устах: как только чужое коварство, чужая злоба и преступ­ность обрушатся на него самого, так он сразу ощутит, что озна­чают эти идеи, и начнет поносить чужого волка, забыв о том, что он давно уже спустил с цепи своего собственного.

Подобно этому и мышление человека творчески создает ку­льтуру не тогда, когда оно прилепляется к чувственному и ма­териальному, чтобы просто «наблюдать» его явления и умст­венно «разлагать» их (анализировать); из этого не возникла бы ни одна наука, ибо научное познание невозможно без логиче­ской мысли (которая совершенно нечувственна) и без матема­тической мысли (которая почти нечувственна), а также без нравственно воспитанной воли и без нечувственной интуи­ции… Мышление человека только тогда на высоте, когда оно способно подниматься от конкретно чувственного к крылато­му и интуитивно насыщенному отвлечению, сосредоточивать­ся на духовных содержаниях, пребывать в них, созерцать их и познавать их.

Все это означает, что помимо внешнего (чувственного) опыта человеку дан еще внутренний (нечувственный) опыт. И вот этот внутренний, духовный опыт и есть истинный источ­ник и истинная область веры, религии и всей духовной культуры вообше. Воспитать человека значит, прежде всего, пробудить в нем эти духовные переживания и открыть ему доступ к этому духовному опыту. Только в этом опыте человек может постиг­нуть, что такое любовь, какова ее глубина и сила и в чем ее священное значение. Только здесь он может научиться отли­чать добро от зла, услышать в самом себе голос совести, по­стигнуть, что такое честь, благородство и служение. Только в этой области он может увидеть, что такое художественность и прекрасное искусство, воспитать свой вкус и развить свое вос­приятие красоты. Только духовный опыт может открыть ему, что такое истинное знание, очевидность и доказательство и в чем состоит научная культура и достоинство ученого.

Через духовный опыт человек сообщается с божественной стихией мира и входит в живое соприкосновение с Богом. Отсю­да возникает «верующая» вера. Здесь зарождается религия и церковь.

Пренебрегающий духовным опытом теряет доступ ко всему этому. Он как бы сам залепляет себе духовные очи и предается слепоте и пошлости. От всех вещей он видит только внешнюю видимость и довольствуется тем, что превращает ее в пустую, абстрактную схему. Глубина и тайна жизни уходят от него — и во внешнем мире, и в его собственной душе. Он блуждает по распутиям до тех пор, пока не ударится головой о гранитную стену тех духовных законов, которые он отверг, или пока не сокрушится в пропасти тех духовных запретов, над которыми он доселе издевался. Ибо духовные законы и запреты связуют всех людей, в том числе и тех, которые отвергают их или изде­ваются над ними. Человеку дана свобода отвергать их и попи­рать их, но никогда еще человек и народ, идущий по этому пути, не вел на земле достойной, творческой и прекрасной жиз­ни; напротив, все они разлагались душевно, впадали в обще­ственный беспорядок и смуту и исчезали в духовном небытии.

Только духовный опыт — опыт, открывающий человеку доступ к любви, совести и чувству долга, к праву, правосозна­нию и государственности, к искусству и художественной кра­соте, к очевидности и науке, к молитве и религии, — только он может указать человеку, что есть подлинно главное и цен­нейшее в его жизни; дать ему нечто такое, чем стоит жить, за что стоит нести жертвы, бороться и умереть; открыть ему ис­тинный и единственный Предмет религиозной веры. Надо, что­бы он в самом деле увидел духовными очами то, во что он будет отныне веровать; чтобы он подлинно испытал и узнал божест­венность Бога и прилепился к нему свободно и целостно, — не  понаслышке, не от усталости и отчаяния, не из доверия к чу­жому авторитету, ибо слухи меняются, и усталость проходит, и чужой авторитет может поколебаться. Человеку же нужен камень веры, который вечно был бы с ним….Человеку необходим свет очевидности, некая несгораю-щая купина, которая горела бы в нем самом, чтобы он мог и сам возгореться от нее; ему необходим свет неиссякающий и ему самому внутренно доступный. Источник такого света один: это духовный опыт, в коем человеку открывается лицезре­ние Божие…. 

Только этот внутренний духовный опыт делает человекооб­разное существо воистину человеком, т. е. духовной лично­стью, с неразложимым, священным центром, с индивиду­альным характером, со способностью духовно творить и на­полнять духом общественную жизнь, свободу, семью, родину, государство, частную собственность науку и искусство. Пото­му что последняя основа всего этого, творческий первоисточник всей духовной культуры есть Божественное в нас, даруемое нам в откровении живым и благим Богом, воспринимаемое нами посредством любви и веры и осуществляемое нами в ка­честве самого главного и драгоценного в жизни.

Иными словами: вся духовная культура возникает лишь из того и благодаря тому, что человек не ограничивает себя чув­ственно внешним опытом, не отводит ему ни исключительно­го, ни хотя бы преимущественного значения, но, напротив, признает основным и руководящим духовный опыт, из него живет, любит, верует и оценивает все вещи, а следовательно, им же определяет и последний смысл и высшую цель внешне­го, чувственного опыта, т. е. сперва обретает «внутри себя» Божественное начало, а затем предоставляет ему водительство во всей внешней жизни.

Самым глубоким и могучим источником духовного опыта и религиозной веры является любовь.  

ЗНАНИЕ И ВЕРА

февраля 3, 2009

4. ЗНАНИЕ И ВЕРА В наши дни есть еще один предрассудок в отношении к вере, согласно которому «знание» есть нечто достоверное, до­казательное, истинное, а «вера» есть в конечном счете не бо­лее чем «суеверие» (т. е. вера всуе, напрасная и неоснователь­ная). Доказанное и обоснованное не приемлется на веру: оно познается и знается, оно мыслится. Верить же можно лишь в то, что не обосновывается и что поэтому не основательно, в то, что не доказуется и потому не имеет за себя ничего достовер­ного. Поэтому здесь только и можно «верить» или «веровать». ….

Ясно, что в этом предрассудке, при последовательном и волевом отношении к нему, уже заложено гонение на христи­анство.         Читать полностью »

3. НЕ ВСЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ ВЕРЫ

января 14, 2009

3. НЕ ВСЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ ВЕРЫ  

Поистине это небезразлично, во что люди верят; и во мно­гое, во что люди верят, — не стоит верить, ибо от этого не бу­дет ничего, кроме вреда и гибели. Вера указует человеку его жизненный путь; она определяет его отношение к себе, к лю­дям, к природе и ко всему священному в жизни человека. И по­тому совсем не безразлично, верит ли человек в пошлое, разъединяющее, уродливое и погрязает вследствие этого в жи­вотности и злобе, или он верует в духовно-значительное, сое­диняющее и прекрасное и вследствие этого парит наподобие ангела в благом и мудром служении. Вот почему надо при­знать, что решительно не все заслуживает веры.

Но что же именно заслуживает ее? Во что стоит верить? Есть ли здесь какой-нибудь верный и убедительный критерий? Вот ответ. Жить стоит только тем и верить стоит в то, за что стоит бороться и умереть, ибо смерть есть истинный и высший критерий для всех жизненных содержаний. Достаточ­но самому применить этот критерий, со всей надлежащей се­рьезностью и во всем его глубоком значении, и осветить им любое жизненное содержание — и его верность и убедитель­ность раскроется перед очами.

Смерть ставит перед нами вопрос о самом главном, об основах нашего земного существования, о личной жизни в ее целом. Смерть есть та сила, которая обрывает поток повсед­невных обстоятельств и впечатлений и выводит человека из него; она ставит нас перед основным вопросом: «Ради чего ты живешь? Во что веришь? Чему ты служишь? В чем смысл твоей жизни? Верен ли твой выбор, или ты до сих пор даже и не удосужился выбрать что-нибудь? Стоит ли жить тем, чем ты живешь, и верить в то, во что ты веришь? Если стоит, то за это стоит бороться и умереть! Ибо то, что не стоит смерти, то не стоит ни жизни, ни веры!..» Читать полностью »

2. ВЕРА И ЖИЗНЬ

декабря 26, 2008

 

…Но во что же верят те люди, которые верят не в Бога и по­тому считают себя «неверами» вообще или «безбожниками»? Они верят во всевозможные небожественные силы и обстояния.

Большинство верит, по-видимому, в наслаждения или особ­ливо в чувственные наслаждения, во все, что к ним ведет и с ними связано; это для них — важнейшее в жизни; это их цель, это их путь; этому они служат, ради этого они жертвуют всем остальным; здесь у них критерий, по которому они отличают «хорошее» от «дурного»; здесь их «сокровище» и их сердце. … Однако наряду с этими течениями есть немало таких лю­дей, которые не выговаривают вслух своей веры и не призна­ются, в чем же она, собственно, состоит: одни из них просто избегают касаться этих вопросов; другие скромно ссылаются на свою внутреннюю неуверенность; третьи выдвигают тео­рию, в силу которой человек вообще не может иметь никакого «достоверного знания» (агностицизм); иные ссылаются на свое неотъемлемое право — оставаться «безразличными» и на свою обязанность — относиться терпимо ко всякому чужому верованию; иные же отступают в сферу проблематического «свободомыслия»… В известном смысле они правы: верить можно только искренно и свободно, а свобода требует веро­терпимости; нельзя принудить человека к той или иной вере; и никто не обязан рассказывать другим людям вслух, во что именно и как именно он верит… Но видимое «безразличие» и явное умолчание, действительная скромность и насмешливая мистификация — не освобождают человека от неизбежности верить. Нельзя человеку не иметь определенной жизненной цели и жизненной ценности, в которые он верит и которым он служит. …  Читать полностью »

И.А. Ильин. Путь духовного обновления.

декабря 1, 2008

Глава первая. О вере. 

11789.jpg

1. МЫ ВСЕ ВЕРИМ

  Есть у нас довольно распространенное воззрение, будто люди могут прожить жизнь без всякой веры и будто «образование», а в особенности «научное образование», несовместимо с верою. Образованный человек, думают люди, не может верить: он слишком много «знает», и «самое существенное» он уже «понял»; так, например, он знает, что все совершается по законам природы и что эти законы природы рано или поздно будут изучены; во что же ему еще «верить»? Сущность культуры и прогресса сводится к следующему: идет просвещение, а вера уступает и исчезает. Согласно этому, верить могут лишь те, кого еще не коснулось просвещение, но вот придет время — они будут просвещены и перестанут верить, ибо на самом деле всякая вера есть не что иное, как суеверие. Итак: будущее принадлежит просвещенному безверию и безбожию.

  Бесспорно, есть немало людей, которые не верят в Бога. Но это совсем не значит, что они ни во что не верят и что поэтому их можно причислить к людям, живущим без всякой веры. Ведь возможно, что они верят не в Бога, а во что-то другое… Во что же? В нечто такое, что они принимают за главное и существенное в жизни; что действительно для них и есть самое важное, чем они дорожат и чему они служат; что составляет предмет их желаний и стремлений. Такое отношение и есть отношение веры; и кто имеет такой предмет, тот верит в него.
Этим мы вскрыли первое недоразумение, первый предрассудок: люди обычно думают, что «верить» это то же самое, что «признавать за истину». На самом деле это не так: вера есть
нечто гораздо большее, более творческое и более жизненное. Читать полностью »

Здравствуйте, друзья!

декабря 1, 2008

  Вот и появился еще один блог на «Православной Камчатке». Этот блог – тематический. Мы создаем его для того, чтобы размышлять о России. О ее бытии, пути и предназначении. О Русской идее. Размышлять вместе с вами. Мы хотим поговорить о многом: о вере и искусстве, о воспитании и науке, о служении Отечеству в прошлом и настоящем, и о многом другом.
Основой наших размышлений будет философское и публицистическое наследие замечательного русского мыслителя – Ивана Александровича Ильина. отчасти материалы блога будут перекликаться с тематикой специального философского семинара по изучению наследия Ильина, действующего при Петропавловской и Камчатской епархии. Но это – только отчасти. Мы планируем придать блогу более широкое звучание, и размещать здесь материалы и по другим авторам, которые представляются нам интересными и будут соответствовать тематике.
Приглашаем вас, друзья, принимать участие в обсуждении выложенных материалов. Читайте, пишите, размышляйте вместе с нами.

С уважением – Архиепископ Петропавловский и Камчатский Игнатий, постоянные участники по изучению наследия И.А. Ильина – София Никитина и Максим Дьяков.
Ведущий блога – Максим Дьяков.

Мы хотели бы начать наш блог с публикаций из работы Ивана Александровича Ильина, которая называется «Путь духовного обновления». Именно в этой работе он изложил свои мысли по поводу самых основ нашей жизни: о вере и любви, о Родине и семье… С этих размышлений начнем и мы. Присоединяйтесь – будем размышлять вместе.