Дитятко

Сидят бабушки на лавочке, и никому нет до них дела, да и не ждут от них ничего кроме ворчания. А ведь за плечами у каждой целая жизнь, возможно, военное прошлое или застенки ГУЛАГа. Совершенно неожиданно для себя, разговорившись вот с такой заурядной бабушкой, услышала историю, которая глубоко врезалась в мою память и в сердце.

Аня родилась в 1943 году на Западе Белоруссии: в Брестской области, в деревне Спорово Березовского района. Хоть и была совсем маленькой, память о тех событиях жива.

В нашу деревню пришли партизаны, предупредили, что завтра здесь будут немцы, нужно уходить в лес. Жители взяли все необходимое: продукты, вещи. Картошку закопали в землю и ушли в лес. Построили шалаши. Так и жили вместе с детьми, где была и я.

Вскоре в деревню действительно пришли немцы. Бомбили из самолетов церковь. Бомбили, бомбили, пока не разрушили. Сожгли дома, все уничтожили, не оставили ни единого кустика. Но в лес заходить боялись, знали, что там наши партизаны.

Вскоре продукты закончились, и моя мама решила пойти в деревню принести картошки. Взяла и меня с собой, чтобы не оставлять одну в лесу. Так и пошла в деревню со мной на руках. Когда пришла в поселок, внезапно появился в небе немецкий самолет. Он заметил нас с мамой. Чтобы спасти меня, мама легла на землю, прижав к груди. Самолет кружился над нами, стрелял из пулеметов. Кругом падали и падали снаряды. Было страшно. Но потом, подумав, что мы убиты, улетел.

Мама встала, перекрестилась и благодарила Бога, что Он сохранил жизнь и ей и мне, маленькой Ане.

После войны все жители вернулись в деревню. Построили землянки, поставили там печки. Отец, когда пришел с войны, построил маленький дервянный дом. Голодно было. Мама собирала желуди, молола их на жернове, добавляла лебеду и другую траву. Пекла лепешки. Они были черные, кислые, но мы их ели, так как другой еды не было. Так и росли в постоянной нужде, но скорби не было ─ рядом родители и все родные.

Когда выросла, приехала на заработки в Самару, и так получилось, что работала на пороховом заводе. Можно сказать, военное время для меня не закончилось.

Пусть память об этом лихолетье живет в сердцах молодых, не видавших войны поколений.

Как долго я молюсь?

Человек, умерший в 70 лет, прожил свою жизнь следующим образом: 15 лет он работал, 20 лет он спал, 2 года ел, 1 год одевался, 9 месяцев купался, 7 месяцев брился, 4 месяца чистил свой нос, 2 месяца чистил зубы и т.д. Ты ничего не заметил? Всё вышеперечисленное относится к внешней деятельности, — уходу и заботе о теле… Читать дальше ‘Как долго я молюсь?’

«Берингия»: на старт!

В эти выходные на Камчатке стартовал «Елизовский спринт» – гонка на собачьих упряжках. Это заключительный этап в преддверии основного старта гонки «Берингии».

«Елизовский спринт» проходил на территории биатлонного комплекса «Долина уюта» (г. Елизово). Каюрам предстояло как можно быстрее преодолеть 10-километровую трассу. Спортсмены передвигались на упряжках, запряженных шестью собаками. Читать дальше ‘«Берингия»: на старт!’

На Камчатке стартовала самая экстремальная в мире гонка на собачьих упряжках

21 февраля на биатлонном комплексе в Петропавловске-Камчатском состоялось официальное открытие традиционной гонки на собачьих упряжках «Берингия-2016».

В этом году рекордное количество участников: 30 взрослых, 12 маленьких каюров (младшему участнику – 6 лет) и 12 ребят от 14-18 лет. Читать дальше ‘На Камчатке стартовала самая экстремальная в мире гонка на собачьих упряжках’

Песни русской души

В Самаре, в Духовно-просветительском центре «Кириллица», при соборе равноапостольных Кирилла и Мефодия проводятся приходские и епархиальные мероприятия.

18190343

Многим запомнился концерт автора-исполнителя Наталии Гражданкиной, лауреата и дипломанта международных и областных конкурсов.

Читать дальше ‘Песни русской души’

СЛОВО — НЕ ВОРОБЕЙ

Хорошая поговорка родилась когда-то в народе, про слово и воробья… Вот уж действительно, вылетит — не поймаешь. Да и вылетает, к сожалению, не всегда то, что прилично и красиво… Сквернословие в общественных местах многие уже воспринимают как нечто обыденное. И привычка к нему за последнее время сильно помолодела.

Ежедневно общаясь с детьми по «долгу службы», я стараюсь не оставлять этот вопрос без внимания. Если слышу от кого-нибудь бранное слово, обязательно напоминаю: в приличном обществе такая лексика звучать не должна. К сожалению, в светском учреждении ситуация не всегда позволяет заговорить о законах Божиих… Но и светский этикет мата не одобряет — эту мысль я всегда стараюсь донести до своих подопечных. Читать дальше ‘СЛОВО — НЕ ВОРОБЕЙ’

В дни поста

Во дни поста, дни покаянья,

Рой грешных помыслов оставь;

Страшися, грешник, воздаянья;

Свой ум ко Господу направь.

 

Приди во храм не с гордым оком,

Как фарисей не лицемерь;

В уничижении глубоком

Стучись в помилования дверь.

 

Как древний мытарь со смиреньем –

Поникнув головой, склонись;

С чистосердечным сокрушеньем

«Помилуй, Господи!» – молись…

 

Проливши слёзы умиленья,

Да будет от греха чиста

Твоя душа, – чужда сомненья,

Принять достойная Христа.

 

Ф.И. Тютчев

C просьбой о простоте

«…Одна из удивительных возможностей, заключённых в нашей современности, и состоит в том, что она наконец-то вновь — после долгого, долгого запрета на „наивность“, после школы недоверия, которую все мы в той или иной мере прошли и сдали положенные экзамены, — позволяет художнику и мыслителю говорить о… первых и простых вещах», — пишет современный поэт и философ Ольга Александровна Седакова. Однако порой кажется, что срабатывает эффект пережатой пружины, и эта жажда простоты и наивности, получившая возможность насыщения сегодня, принимает гипертрофированные формы. Как грибы после дождя, появляются все новые молодёжные субкультуры — ванильники, тви и прочие, — редуцирующие простоту и наивность до уровня сентиментального тренда. Простота начинает пугать своими слащавыми суррогатами. И тем ценнее в эпоху «новой простоты» среди множества подмен простота подлинная. Например, слово Яна Твардовского. В этом году исполняется 100 лет со дня рождения поэта, одного из самых популярных сегодня среди христианской молодёжи разных стран. Читать дальше ‘C просьбой о простоте’

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПОСТ — ОБНОВЛЕНИЕ ДУШИ

 Для чего дается нам пост? Ответ на данный вопрос знает каждый православный христианин, но вопрос этот неисчерпаем. И каждый отвечает на него сам. Когда начинаешь поститься, понимаешь, что самое сложное — воздержаться не от мяса. Только когда воздерживаешься сам, понимаешь, что такое духовный пост. Ведь при желании не так уж сложно отказаться от любимых блюд. На время. А если попробовать отказаться от укоренившихся привычек? Для начала, скажем, от привычки осуждать других, делать их виноватыми во всем, в том числе и в своих ошибках? Это уже задачка посложнее. А если попытаться перестать срывать свои эмоции на ближних, обижать их неосторожным словом?.. Почти нереально? Вот это и есть пост, воздержание, духовное обновление — процесс непростой, но исцеляющий и душу, и тело. И понимаешь это только тогда, когда сам сделаешь первый шаг к этому обновлению.

Перед моими глазами пример родственницы — женщины уже немолодой, почти всю сознательную жизнь прожившей в «номинальном Православии». Она верующая, крещеная, но до недавних пор, как многие любят говорить, «верила в душе». Редкая молитва, посещение храма на Рождество и Пасху. Хотя, насколько я могу судить, она всегда стремилась и стремится поступать по совести, помогать другим, жить в мире со всеми.

Но в какой-то момент ей захотелось потрудиться над собой, стать ближе к Богу. Трудно сказать, что именно послужило таким толчком. Видимо, каждого Бог ведет к спасению своей тропинкой…

Как-то она рассказала об одной из своих бесед с духовником, которая как раз и была посвящена посту. Тогда на ее вопросы из разряда «можно-нельзя» батюшка ответил: «Нам нельзя только то, что разрушает нас. Ограничивая себя по мере сил, мы приучаемся бороться с собой, а значит, и бороться с грехом».

Много было сказано в той беседе об истинном смысле поста, который заключается, естественно, совсем не в веганской диете. Куда разрушительнее для нас нарушение именно духовного поста — воздержания от страстей. Гораздо больший грех не сдержать, например, свой гнев и обидеть ближнего, нежели съесть «запрещенное» блюдо в постный день…

Рождественский пост дается нам неспроста. Для нас это возможность подготовиться к одному из величайших праздников — пришествию в мир Спасителя. И встретить Его, очистившись и телом, и душой, и духом.

Святитель Лев Великий пишет: «Само хранение воздержания запечатлено четырьмя временами, чтобы в течение года мы познали, что непрестанно нуждаемся в очищении и что при рассеянии жизни всегда надо стараться нам постом и милостынею истреблять грех, который приумножается бренностью плоти и нечистотою пожеланий».

Пост перед Рождеством Христовым, как известно, длится сорок дней. И это отнюдь не период самоистязания. Это возможность сделать хотя бы несколько шагов ко Господу, Который пришел, чтобы вызволить нас из оков греха. Это возможность стать хотя бы немного чище, светлее и добрее.

Как говорил святой Симеон Фессалоникийский, «пост Рождественской Четыредесятницы изображает пост Моисея, который, постившись сорок дней и сорок ночей, получил на каменных скрижалях начертание словес Божиих. А мы, постясь сорок дней, созерцаем и приемлем живое слово от Девы, начертанное не на камнях, но воплотившееся и родившееся, и приобщаемся Его Божественной плоти».

Рождественский пост установлен для того, чтобы мы стремились с чистым сердцем, душой и телом встретить явившегося в мир Сына Божия и последовать за Ним по узкому и нелегкому, но благословенному пути Любви и Справедливости.

Анастасия Марчук

http://www.obitel-minsk.by/_oid100110717.html