Моему дорогому учителю.

Хочется вспомнить, как прошло мое детство: о чем думалось, что увлекало. Читать научилась рано ─ в пять лет быстро освоила азбуку, по которой вечерами занималась со мной мама, приехав с работы. Как только более-менее освоила слоги, сочетая их в слова, стала читать.

Приходя в детский сад, несмотря на уговоры друзей поиграть, шла к полке с тонкими книжками, и так почти весь день проходил в чтении ─ постижении чудесного ранее не знакомого мира… Дети невдалеке  резвились, шумно играли, а я как будто не слышала, была вся во внимании к сюжету повествования.

Позже, когда чуть подросла, стала читать и более сложные произведения – в твердом переплёте.

 Одна из моих любимых ─ «Дорога жизни» ─ книга о блокадном Лнинграде, где правдиво рассказывается о жизни ленинградцев.

Здесь много фотографий, которые надолго приковывают взгляд ребёнка.

Да, как завороженная, смотрела, восхищалась их подвигами. «Как же можно это пережить?» – думала я. Часто возвращалась к этой книге, открывала с большим трепетом и благоговением. Для меня она ─ священна.

Уже сейчас, будучи взрослой, осознаю, как таинственен и многозначен Промысл Бога ─ «От Меня это было…»

Поступив в пединститут на филологический факультет, встретился мне человек ─ свидетель, участник блокадного ужаса ─ Галина Григорьевна Кравченко. Она стала для меня наставником, учителем, другом, помощником и осмелюсь сказать ─ путеводной звездой ко Христу.

Галина Григорьевна преподавала у нас советскую и детскую литературу. Ее жизнь, поступки, учеба под ее крылом были идеалом человечности, добра, героизма и крепкой веры. Может, эти слова кажутся пафосом, но так было. Помнятся ее замечания и увещевания, сравнения и доводы ─ все это вмещалось в студенческую пару.

Она будила в нас душу и дух ─ искренность и обращенность к Богу. Говорила, что человек познается в малом поступке. Если сейчас он проявил честность / нечестие, так будет вести себя и в будущем, когда придут более тяжкие испытания. Помню празднование окончания КГПИ, последний звонок. Галина Григорьевна была с нами. Сказала: «Сегодня 30 апреля ─ день смерти Гитлера. Это значимо. Помните об этом».

Писать о Галине Григорьевне можно долго. Каждый этап в ее жизни как веха истории сквозь призму человеческой личности.

Немного говорила о войне. Но кое-что помнится, врезалось в память.

Когда началась война, Гале было семь лет. Вся семья жила тогда в Ленинграде. Город был взят в кольцо блокады. Жизнь ─ в ожидании бомбежки, обстрела.

В городе не ходили автобусы, трамваи, не было ни света, ни тепла. Хлеб получали по карточкам ─ 100 грамм.

Завод им.А.Марти. Рядом находился дом, где жила семья Галины Григорьевны.

Завод им.А.Марти. Рядом находился дом, где жила семья Галины Григорьевны.

“Первой умерла мама ─ Мария Ивановна. Артобстрел не прекращался, и не было возможности ее похоронить. Десять дней мама была с нами в одной комнате.

Вместе с детьми таскали песок, воду, тушили бомбы. Спасали свой город, как могли. Вскоре начался очередной артобстрел.

 

Снарядом убило бабушку и брата». Галя получила несколько ранений, осколком снаряда оторвало ногу.

Артобстрел не прекращался, девочку долго не могли вынести из дома. Когда все утихло, поместили в лазарет. Подлечили, но Галя на всю жизнь осталась без ноги. На воспитание ее взяла семья дяди. Его жена была верующей.

Несмотря на страшное ранение Галя все равно оставалась жизнерадостной, бодрой. Решила помогать раненым бойцам, защищавшим город, и ленинградцам, умирающим от истощения. Решила помогать словом. Ее возили по госпиталям и больницам, где Галя, опираясь на костыли, читала стихи, пела, стараясь утешить, порадовать таких же, как она пострадавших от блокады людей.

«После войны мне посчастливилось быть на службе очень известного причисленного к лику святых Илии Ливанского (во время войны он вымаливал у Бога победу для России), который приехал по приглашению Сталина. Бог помогал нам тогда в войне. За многое мы ответили, и я считаю, что это наказание за надругательство над священниками, разрушение храмов и попрание веры. Но Господь не оставил Россию. Не может быть случайностью, что контрнаступление русских под Москвой после долгих поражений приходится на Рождество Христово, а победа на Курской дуге ─ на день Петра и Павла, что снятие блокады прозошло в день равноапостольной Нины».

Когда блокада закончилась, Галине вручили медаль за оборону Ленинграда.

Для нее она ─ самая почётная и дорогая. С радостью пошла в школу, затем поступила в Ленинградский педагогический институт им. Герцена, успешно его закончила.

В нашем КГПИ (сейчас Камчатский государственный университет им. Витуса Беринга) тогда не хватало преподавателей, и Галина Григорьевна по совету подруги приехала на Камчатку, где более сорока лет отдавала свои силы и знания студентам разных поколений. Получила научную степень кандидата филологических наук, затем ─ профессора. У нее училась и моя мама.

Всем, кто знал Галину Григорьевну, дорога память о ней как живое свидетельство военного поколения, тем паче ребенка, выросшего в эти трудные годы.

У Галины Григорьевны собирались преподаватели, поэты, студенты. Мы общались, отмечали День Победы и всегда были рады ее вескому слову, проницательному взгляду. Мы были как одна семья!..

Галина Григорьевна вспоминала Ленинград, хотела уехать к детям и внукам. И это произошло. Немного пожила и отошла в мир иной от продолжитльной болезни.

Когда в Санкт-Петербурге проходило отпевание, Владыка Игнатий одновременно по-камчатскому времени служил панихиду в храме свт. Николая в Петропавловске. До сих пор помнятся его слова:

«Нет больше человека ─ Галины Григорьевны. Многие из нас могут бывать в храме, быть деятельными христианами. У Галины Григорьевны такой возможности не было, но она молилась, исповедовала Христа своей жизнью, отношением к людям. Была бескомпромиссным человеком. Не все мы можем быть там после смерти, где окажется душа этого праведного человека».

 Упокой, Господи, душу усопшей Галины.

Вечная Вам память, дорогой, близкий моему сердцу учитель!

 

Использован материал Марии Зайкиной «Галина Кравченко: моя жизнь ─ череда проб и ошибок, потерь и приобретений»//

Комсомольская правда от 26 мая-2 июня 2005г.

Фото: София Никитина, Интернет. 

2 Ответов to “Моему дорогому учителю.”


  • Светлая память светлому человеку! А Вам, Ксения, спасибо! За то, что помните. История наша сохраняется нашей памятью. Если мы не будем помнить, не расскажем своим детям, все забутут, и не будет истории.

  • Такие люди будут в памяти всегда,как маяки достойного бытия. Светлая ей память.

Ответить