“Художник есть прежде всего человек”. (Андрей Белый)

Пытаясь найти пути к “неизведанному материку”, познать то целостное явление, имя которому Андрей Белый, мы прежде всего останавливаемся в восхищении перед грандиозными масштабами и своеобразием созданного им. Надеясь постичь всё многообразие и сложность мира, Белый опирался в своих художественных трудах на гигантскую эрудицию, позволявшую ему спокойно чувствовать себя в различных областях и сферах естественных наук, философии, истории, литературы. ему была свойственна глубина мысли и широта охвата проблем.

В художественном творчестве Белого всеобъемлюще отразился тот великий опыт предшественников, в глубины которого проник он в своём бесконечном стремлении к познанию. В то же время он был необычайно чуток ко времени, в котором жил.

В ранних статьях Андрей Белый не уставал повторять, чо “искусство есть искусство жить”. И он творил эту жизнь последовательно, упорно и настойчиво. “Если спросят меня, – говорил он, – что всего нужнее художнику, я отвечу: воля, воля, воля. Воля и упорный кропотливейший труд. Только так создаётся подлинное произведение искусства.  Гений тот, кто умеет в искусстве трудиться”.

Философ глубочайшей культуры и художник, находящийся в постояныых поисках, теоретик, скурпулёзно анализирующий форму, но всегда стремящийся к постижению её значения и связей с содержанием; критик, в деятельности своей пристально следящий за современной литературой; человек, живущий интенсивной духовной жизнью, – всё это Андрей Белый.

Жизнь

Всю – то жизнь вперёд иду покорно я.

Обернуться, вспять идти – нельзя.

Вот она – протоптанная, торная,

Жаром пропылённая стезя!

Кто зовёт благоуханной клятвою,

Вздохом сладко вдаль зовёт идти,

Чтобы в день безветренный над жатвою

Жертвенною кровью изойти?

Лучевые копья, предзакатные.

Изорвали грудь своим огнём.

Напоили волны перекатные

Ароматно веющим вином.

Как зарёй вечернею, зелёною, –

Как поёт восторг, поёт в груди!

Обрывутся полосой студёною

Надо мной хрустальные дожди.

Всё поля – кругом поля горбатые,

В них покой себе – найду:

На сухие стебли, узловатые,

Как на копья острые,  паду.

Август 1906г.

Родине

Рыдай, буревая стихия,

В столбах громового огня!

Россия, Россия, Россия,-

Безумствуй, сжигая меня!


В твои роковые разрухи,

В глухие твои глубины,-

Струят крылорукие духи

Свои светозарные сны.

Не плачьте: склоните колени

Туда – в ураганы огней,

В грома серафических пений,

В потоки космических дней!

Сухие пустыни позора,

Моря неизливные слёз –

Лучом безглагольного взора

Согреет сошедший Христос.

Пусть в небе – и кольца Сатурна,

И млечных путей серебро,-

Кипи фосфорически бурно,

Земли огневое ядро!

И ты, огневая стихия,

Безумствуй, сжигая меня,

Россия, Россия, Россия –

Мессия грядущего дня!

Август 1917г.

Друзьям

Золотому блеску верил,

А умер от солнечных стрел.

Думой века измерил,

А жизнь прожить не сумел.

Не смейтесь над мёртвым поэтом:

Снесите ему цветок.

На кресте и зимой и летом

Мой фарфоровый бьётся венок.

Цветы на нём побиты.

Образок полинял.

Тяжёлые плиты.

Жду, чтоб их кто-нибудь снял.

Любил только звон колокольный

И закат.

Отчего мне так больно, больно!

Я не виноват.

Пожалейте, придите;

Навстречу венком метнусь.

О, любите, меня, полюбите –

Я, быть может, не умер, быть может, проснусь –

Вернусь!

Январь, 1907г.

0 Ответ to ““Художник есть прежде всего человек”. (Андрей Белый)”


  • Нет комментариев

Ответить