Monthly Archive for Декабрь, 2010

“…Он потерял всё, кроме главного – своей странной летящей души”

Перечитала «Алые паруса» Грина. Произведение небольшое, но удивляет масштабность духовных открытий.
Для меня это некий сюрреализм. Понимаю его по-своему. Когда автор пытается исследовать внутренний мир героев, понять их, смотрит, словно со стороны. Нужно обладать большим писательским даром, глубиной понимания жизни и внутреннего мира человека.
Обычно, читая то или иное произведение, мне было трудно отделить автора от лирического героя, они словно были слиты, тождественны. Только когда сам автор определяет своё отношение к герою, становится понятным, что это два разных мира.
В «Алых парусах» эта граница видна отчётливо. Интересна эволюция внутреннего мира героя, духовный рост и глубина чувств. Читать дальше ‘“…Он потерял всё, кроме главного – своей странной летящей души”’

Фильм о мудрой солнечной душе (отзыв)

16 декабря в актовом зале Краевой научной библиотеки им. С. П. Крашенинникова, как известно, состоялся просмотр фильма «Дар шамана» в рамках киноклуба «Золотой витязь», организованного при содействии Камчатской епархии.
Очень интересные съёмки, личность героини. Советую всем посмотреть!
В фильме «простой, незатейливый рассказ о жизни «маленького» человека». (о. Роман). «Маленького» – в ракурсе современности: насыщенности нашей жизни разного рода информацией (полученных знаний в университете; влияния СМИ; озабоченности житейскими проблемами). Когда этот груз повседневности давит, буквально, измельчает человека при всей его образованности, «должности» и занятости.
А бабушка Панна (Прасковья Егоровна Тылканова) – жительница Быстринской тундры.
Она почти не бывает в районном центре (с. Эссо), не говоря уже о Петропавловске-Камчатском.
Удивительно, что она помнит свой день рождения, в точности его описывает. Мама умерла, когда ей было 1,5 года. Воспитывал отец. С детства училась мастерить изделия из меха и кожи. Отец по букварю обучал русскому языку, затем – и английскому. Ко всему у Панны интерес, не иссяк и сейчас, хотя уже пошёл девятый десяток.
Она живёт наедине с природой, её друзья – собачки да кот. В 83 года ездит верхом на лошади, ходит на охоту! Очень метко стреляет из ружья. Однажды сама убила небольшого медведя. Сколько мужества в этой женщине, доброты, смирения, покорности своей судьбе, неиссякаемой радости, заботы. Несмотря на то, что похоронила двух мужей, пережила войну, не имеет детей – она не потеряла этих лучших качеств человека. Они сияют в её душе драгоценными алмазами, освещая каждого, кто пообщается с ней. Наверное, самое главное – это умение делиться: радостью, любовью, тишиной сердца, что так не хватает современному миру.
Бабушка Панна – собирательный портрет эвенского народа и всех народностей Севера. Здесь национальность не имеет определяющего значения.
Нам необходимо сохранять культуру и традиции, перенимать добрые качества у коренных народов Камчатки. Общаясь с аборигенами, каждый русский человек замечал, какой необыкновенной глубиной, цельностью, спокойствием наделены эти люди.
Для фильма характерна дневниковость съёмок, незатейливость кадра. Красота внутреннего мира героини подчёркнута красотой окружающей природы нашего края. За кажущейся простотой – огромная режиссёрская работа.
«Материал представляет большую ценность для культурного и исторического наследия Камчатки, для сохранения вымирающих народов Крайнего Севера», – подчеркнула народная артистка России Екатерина Гиль.

Ксения Новосёлова

Просим Ваших молитв!

В Белоруссии в г. Лида на стройке взорвался газ. Пострадал наш близкий человек – Андрей (сын одноклассника моего отца).

Сейчас находится в реанимации с сильными ожогами.

ПРОСИМ МОЛИТВЕННОЙ ПОМОЩИ

У нашей семьи есть замечательный друг – Викор Рыжков. Удивительный человек: добрый, умный, мыслящий, творческий. Умеет почти всё: изготавливает красивые изделия из дерева, глины; мастерски ремонтирует обувь, красиво рисует. Всего не перечислить.

Ещё он в совершенстве знает ительменский язык. Преподавал в п. Сосновка. Много лет сотрудничал с газетой “Абориген Камчатки”, работал диктором-переводчиком в Вести-Камчатка на ительменком языке.

Учителями и наставниками Виктора были Татьяна Гуторова, Валентина Успенская, Галина Запороцкая.

Прошёл обучение в КАМгу им. Витуса Беринга. Весной 2010г. закрепил свои знания по ительменскому языку в Иституте народов Севера в г. Санкт-Петербург. Обучение проводил Александр Павлович Володин – ведущий специалист по палеоазиатским языкам.

В октябре 2010г. Виктор вылетел в с. Ковран с целью обучать детей родному языку. Кроме теоретических занятий проводит экскурсии, ведёт кружок прикладного творчества.

Но, Виктор тяжело болен (требуется обследование и лечение позвоночника).

По определённым причинам, в основном, чтобы не прерывать учебный процесс, он не может вылететь в краевой центр.

Просим оказать молитвенную поддержку. Виктор – человек нецерковный, но крещёный.

С благодарностью, семья Новосёловых.

“Кто заинтересован в возвращении церковного имущества?”

Такой вопрос был вынесен на обсуждение в передаче «Открытая студия» на 5 канале СПб телевидения. Тема: «Церковь–музей»- не как определение, а как противопоставление. Ведущий – Роман Герасимов.

Уже давно в СМИ, в том числе на телевидении обсуждается вопрос о «Законе передачи церковного имущества, изъятого у РПЦ в годы советской власти».

Всегда принимала точку зрения людей церкви. Посмотрев эту передачу, решила написать, т.к. фразы, сказанные ведущим, на мой взгляд, лишены всякого основания, толерантности и конкретных элементарных знаний.

– «Нужно ли в России большое количество монастырей»?

– «Зачем такое количество монахов? Нашему государству нужны учёные».

– «Мы светское государство, многоконфессиональное. Православных лишь малый процент».

– «Миллионы людей идут в музеи, в храм столько людей не пойдёт».

– «Невозможно посмотреть на икону в храмовом пространстве, т.к. у служителей церкви возникает много инструкций и вопросов, поэтому иконы не нужно отдавать РПЦ».

– «Церковь сжигала иконы, когда они приходили в негодность».

В телемосте участвовали, в основном, люди верующие: монахиня Ксения – начальник юридической службы Московской Патриархии, Владимир Лавров – профессор Института Российской истории, Сергей Попов – председатель комитета по вопросам религии и культуры при правительстве РФ, Дмитрий Леонидович (фамилию не запомнила) – директор СПб Российского института культорологии.

Журналист – ведущий высмеивал точку зрения православия, когда говорилось, что «икона живёт в церкви. Она намолена в храме. Данный закон – восстановление исторической справедливости, направлен на возрождение России». Интересна такая фраза: “Люди, когда приходят в музей, испытывают эстетический транс.” Но это ли нужно человеку?

В детстве и отрочестве ходила по музеям и мавзолеям. Видела икону Рублёва “Троица” в Третьяковке.  И что это дало? Да, эстетическое воспитание должно быть, но не  подменять духовное воспитание и образование личности ребёнка.

Самый последний его вывод: «Церковь должна уделять большее внимание сиротам и больным старикам, раз она занимается духовными вопросами, а не возвращать имущество и золотить купола».

Отношение к церкви со стороны журналиста, как к некой серой массе, устаревшему балласту, расхищающему государственную казну, ненужному государству.

На мой взгляд, журналист должен представлять объективный взгляд на тот или иной вопрос, а если это вне его компетенции – давать возможность участникам дискуссиии высказать своё мнение и предоставить людям самим решить, какая точка зрения им ближе.

СМИ имеет большое влияние на население. Что сказали, тому и поверили, то и приняли. Так живёт большинство.

Вспомнилась передача Андрея Малахова «Пусть говорят», которую смотрит вся страна. Так вот, когда было рассказано о чудесах исцелений по молитвам блаженной Матроны, елизовчане в большом количестве стали посещать храм Успения Божией Матери. У Матронушки всегда стоят цветы. Но стали ли люди верующими – это другой вопрос. Но сам факт, что люди идут в храм – уже хорошо.

Вот такое разноплановое влияние СМИ на сознание людей.

Поэтому необходимы православные каналы на радио и телевидении, не только в рамках кабельного или спутникового вещания, но чтобы каждый человек смог услышать Истину, понять её и принять в своё сердце.

Князь Владимир Палей

Сонет отцу

Мой ласковый, мой милый, мой родной!
Средь ужасов земного урагана
Теперь сплотились с силою двойной
Мечты отца и грёзы мальчугана.
Из колеи мы выбиты войной,
Томимся мы – но поздно или рано
Вернётся счастье солнечной весной,
И прошлого не станет, как тумана+

На память же о днях борьбы и смут,
О вечерах совместного молчанья
И тихого взаимопониманья
Прими мой первый труд, мой робкий труд
И озари его улыбкой, полной света,
Равно любя и сына, и поэта!

Сонет матери

Когда в родном гнезде ещё я слабо спал,
Под крылышком твоим мои томились грёзы
Ты их взлелеяла – и вот, мой час настал,
И пышно расцвели мечтательные розы

На жизненном пути я не видал угрозы,
Мой юный горизонт никто не омрачал:
Все слёзы для меня –
Одни твои лишь слёзы,
Все думы, все мечты – один твой идеал!

Ты мне вдохнула мощь, и веру, и надежды,
Ты душу облекла в блестящие одежды,
Дрожала надо мной, как я дрожу теперь,

Когда передо мной раскрыта Рифмы дверь.
Тебя, а не меня архангелы коснулись:
Мои стихи твои: Они к Тебе вернулись.

ПАПЕ И МАМЕ
Нам хорошо вдвоем…Минувшего невзгоды,
Как тени беглые, теперь нам нипочем:
Недаром грустные и радостные годы
Мы вместе прожили…Нам хорошо вдвоем!
Мы долго пристани искали безмятежной,
Скрывались от людей, томились суетой
И создали, любя очаг заботы нежной,
Гнездо, влекущее спокойной красотой…
Нам хорошо вдвоем, с правдивыми сердцами!
В руке, в тяжелый час, не дрогнула рука
Мы счастие, воспетое певцами,
У непонятного для многих родника…
Среди опасностей извилистой дороги
Мы в Бога верили и помнили о Нем,
Пускай еще порой стучатся к нам тревоги
Мы дружны и сильны…Нам хорошо вдвоем!.

СУМЕРКИ

Уже сгустилась полумгла,
Но в небе, над землей усталой,
На золотые купола
Еще ложится отблеск алый;
Зовя к молитвенным мечтам
Того, кто сир и обездолен,
Кресты высоких колоколен
Еще сияют здесь и там,
Как будто солнца замедленье
На каждом куполе златом
Напомнить хочет нам о
Том, Кто обещал нам воскресенье…
Февраль 1917 г.

***

Господь во всем. Господь везде:
Не только в ласковой звезде,
Не только в сладостных цветах,
Не только в радостных мечтах,
Но и во мраке нищеты,
В слепом испуге суеты,
Во всем, что больно и темно,
Что на страданье нам дано…

* * *
Мы ищем радости – а радость вечно тут,
Во всякой мелочи обрядов ежедневных,
Но только чистые сердца её поймут,
Она не для людей озлобленных и гневных…

Мы ищем счастья, а счастье тут всегда,
Во власти каждого, у каждого порога,
В молчаньи отдыха и красоте труда,
В надежде на людей и упованьи в Бога…

МОЛИТВА ВОИНА

Огради меня, Боже, от вражеской пули
И дай мне быть сильным душой…
В моем сердце порывы добра не заснули,
Я так молод еще, что хочу, не хочу ли,
Но всюду, во всем я с Тобой…
И спаси меня, Боже, от раны смертельной,
Как спас от житейского зла,
Чтобы шел я дорогой смиренной и дельной,
Чтоб пленялась душа красотой беспредельной
И творческой силой жила.
Но, коль Родины верным и преданным сыном
Паду я в жестоком бою
Дай рабу Твоему умереть христианином,
И пускай, уже чуждый страстям и кручинам,
Прославит он волю Твою…
Действующая Армия
Сентябрь 1915 г.

Великий пост


Черныя ризы… Тихое пѣнье…
Ласковый отблескъ алыхъ лампадъ…
Боже всесильный! Дай мнѣ терпѣнья:
Борются въ сердцѣ небо и адъ…
Шепотъ молитвы… Строгiе лики…
Звонкихъ кадильницъ дымъ голубой…
Дай мнѣ растаять, Боже великiй,
Ладаномъ синимъ передъ Тобой!
Выйду изъ храма — снова нарушу
Святость обѣтовъ, данныхъ Тебѣ —
Боже, очисти грѣшную душу,
Дай ей окрѣпнуть въ вѣчной борьбѣ!
Въ цѣпкихъ объятьяхъ жизненныхъ тернiй
Дай мнѣ отвагу смѣлыхъ рѣчей.
Черныя ризы… Сумракъ вечернiй…
Скорбныя очи желтыхъ свѣчей…

* * *

Спите, солдатики, спите, соколики.
Вам здесь простор и покой
Благословил вас Господь наш Всевидящий.
Миротворящей рукой
Русь защищая, ребята бывалые.
Долго дрались вы с врагом
Спите, родимые, спите, усталые,
Под деревянным крестом.

Антихрист

Идетъ въ одѣждѣ огневой
Онъ править нами на мгновенье,
Его предвѣстникъ громовой —
Республиканское смятенье.
И онъ въ кощунственной хвалѣ
Докажетъ намъ съ надмѣнной ложью,
Что надо счастье на землѣ
Противоставить Царству Божью.
Но пролетитъ короткiй срокъ,
Погаснутъ дьявольскiя бредни
И возсiяетъ крестъ высокъ…

ПТИЦА СИРИН
Нет, тебе к расцвету чистому
Богом велено идти.
Ты проходишь по тернистому,
По тяжелому пути,
Но, начавшись долгой битвою,
К светлым дням выводит он.
И всевластною молитвою
Меч славянский освящен.

ОГОНЬКИ
В июньских сумерках однажды, на войне,
Я, помню, видел раз, как у лесной опушки,
Под яркою звездой, горевшей в вышине,
Зажегся слабый свет в окне простой избушки…
Маня к себе в простор, в страну крылатых грез,
Вечерняя звезда сияла горделиво,
А в дремлющем селе, внизу, среди берез,
Мерцал огонь земной неровно и пугливо;
Но голубой дымок всходил прямой чертой
От очага земли к звезде неугасимой,
И чудилось в душе, неясною мечтой,
Что огоньки горят в связи неуловимой…
Февраль 1917 г.

* * *

Опять спустилась ночь…Под потолком, в углу,
Икона восстает перед усталым взором
И так же смотрит Лик с любовью и укором,
Как целый день смотрел на этой жизни мглу.
Но полон суеты, вражды, непостоянства,
Земные помыслы в душе своей храня,
Взглянул ли я наверх хоть раз в теченье дня?
О, христианство!

ЦАРЕВИЧУ
Тебе, вдохновенный царевич,
Божественной позе твоей,
Склонясь пред тобой на колени,
Играю на лире своей.
Если ищешь ты в мире добра,
Если хочешь ты ласки народной,
Чтоб народ полюбил бы тебя
И гордился бы вечно тобою.
Не забудь, о любимый мой князь,
Ты так ласков и кроток душою,
Приласкать наш унылый народ,
Заглянуть ему в душу с любовью.

* * *

Мы все таим в душе свой мир необычайный,
Где сказка и любовь сплетаются в одно,
Где счастье не дивит нас, словно гость случайный,
Тот мир, где быть царем невольнику дано.
Все то, что попрано насмешкою людской,
В тот мир перенесли мы грустною рукой.

Как светел этот край, заветный наш алмаз!
Как этот уголок хорош в своей печали!
В нем все правдивое, за что отвергли нас,
В нем все прекрасное, о чем мы умолчали…
И там, над жертвами людей, плывете вы,
О, грезы — облака душевной синевы!

Так, угнетенная, душа светлей и чище
Становится подчас лишь для самой себя,
И каждый человек — незримое кладбище
Того, с чем он пришел, надеясь и любя.

****

Как расцветает сад весеннею порою
И радует глаза безмолвною игрою
Теней лазоревых и солнечных лучей,
Как пробуждается под травами ручей,
Как песня соловья, над томностью сирени,
Витает, полная певучих повторений,
Как, трепетно горя ликующим огнем,
Небесная лазурь яснеет с каждым днем –
Пусть так же, Господи, в душе моей заснувшей
Отгонит вешний день следы тоски минувшей,
Пусть также расцветет для непорочных дней
Сад опечаленный мятежности моей,
И глядя вновь на мир отрадными очами
Склонюсь я пред Тобой с покорными речами

О СВѣТЕ ТИХIЙ!
О Свѣте тихiй, Боже правый!
Ты ниспошли Свои лучи,
Въ покой таинственной оправы
Алмазы сердца заточи…
Измученъ я нѣмымъ страданьемъ,
Не знаю — чѣмъ душа полна?
Такъ пусть Тобой, Твоимъ сiяньемъ
Навѣкъ исполнится она.
Во мнѣ мерцаетъ, догорая,
Недостижимая мечта —
Возьми, возьми ея для рая,
Гдѣ все покой и красота!
И Ты, о Пресвятая Дѣва,
Склонись надъ жизнью молодой,
И грусть чуть слышную напѣва
Возьми незримою рукой!
Храни ея! Въ ней всѣ стремленья,
Всѣ думы свѣтлыя мои,
Въ ней дань земнаго умиленья,
Въ ней всѣхъ источниковъ струи!
Храни ея надъ облаками,
Въ нѣмой лазурной вышинѣ,
И въ часъ, когда безпечность съ нами,
Отдай ея Ты снова мне!
И будетъ что-то неземное
Звучать съ тѣхъ поръ въ стихѣ моемъ,
Въ немъ все далекое, святое
Сольется съ жизненнымъ огнемъ.
Въ немъ отзвукъ ангельской свирели
Скользнетъ, какъ чистая слеза.
И буду знать я, что смотрѣли
Мнѣ въ сердца глубь Твои глаза.

* * *
Господь въ рыданьи нашихъ мукъ,
Въ безмолвной горечи разлукъ,
Въ безвѣрныхъ поискахъ умомъ —
Господь въ страданiи самомъ.
Мы этой жизнiю должны
Достичь невѣдомой страны,
Гдѣ алымъ слѣдомъ отъ гвоздей
Христосъ коснется ранъ людей…
И оттого такъ бренна плоть,
И оттого во всемъ — Господь.

* * *
Мнѣ дорогъ часъ, когда царицей властной
Встаетъ вдали румяная заря
И къ жизни вновь готовится прекрасной
Душа, любовью трепетной горя…
Но всѣхъ дороже мнѣ тотъ часъ упокоенья,
Когда туманъ рождается ночной,
И вся душа, источникъ вдохновенья,
Горитъ въ тиши высокою звѣздой.

“…И с рыцарей своих для испытаний всё строже станет спрашивать Она…”

Почти в альбом

…и третье, что нами владеет всегда

И кажется призрачным раем…

Чувство оно или просто беда –

Мы никогда не узнаем.

Здесь мы помыслить не можем о том,

Чтобы присниться друг другу.

Как я безмолвно благодарю

Рок мой за подвиг жестокий

И как свободно дарю

Эти волшебные строки.

Лилии

Я лилий нарвала прекрасных и душистых,

Стыдливо-замкнутых, как дев невинный рой,

С их лепестков, дрожащих и росистых,

Пила я аромат и счастье и покой.

И сердце трепетно сжималось, как от боли,

А бледные цветы качали головой,

И вновь мечтала я о той далёкой воле,

О той стране, где я была с тобой…

Анна Ахматова

Поэза жизни

Поэза о людях

Разве можно быть долго знакомым с людьми?

И хотелось бы, да невозможно!

Всё в людских отношеньях тревожно:

То подумай не так, то не этак пойми!..

Я к чужому всегда подходил всей душой:

Откровенно, порывно, надёжно.

И кончалось всегда неизбежно

Это тем, что чужим оставался чужой.

Если малый собрат мне утонченно льстит,

Затаённо его презираю.

Но несноснее группа вторая:

Наносящих, по тупости много обид.

И обижен-то я не на них: с них-то что

И спросить, большей частью ничтожных?!

Я терзаюсь в сомнениях ложных:

Разуверить в себе их не может никто!

И останется каждый по-своему прав,

Для меня безвозвратно потерян,

Я людей не бегу, но уверен,

Что с людьми не встречаются, их не теряв…

Возрождение

Величье мира – в самом малом.

Величье песни – в простоте.

Душа того не понимала,

Нераспятая не кресте.

Теперь же, после муки крестной,

Очищенная, возродясь,

Она с мелодией небесной

Вдруг обрела живую связь.

Освободясь от исхищрений

Когтистой моды, ожил стих –

Питомец чистых вдохновений

И вешних радостей живых.

И вот потёк ручейково,

Он бьёт струёй поверх запруд,

И нет нигде такой оковы

Зальдить ручей  –  мой вольный труд!

Стансы

Счасте жизни – в искрах алых,

В просветленьях мимолётных,

В грёзах ярких, но бесплотных,

И в твоих очах усталых.

Горе – в вечности пороков,

В постоянном с ними споре,

В осмеянии пророков

И в исканьях счастья – горе.

Игорь Северянин