Archive for the 'Победа' Category

Движение вверх

Сейчас в кинотеатрах идет показ фильма “Движение вверх”. Вчера его посмотрела. В основу фильма легла автобиографическая книга великого баскетболиста Сергея Белова «Движение вверх». Читать дальше ‘Движение вверх’

Не герой

Вот уже шестой год мне не к кому спешить в гости 9 мая. В этот день, святой и светлый, мне так хочется отыскать в толпе ветерана, похожего на моего деда, и, вручив ему букет тюльпанов, расплакаться… О таких, как мой дед, не писали в газетах. Их не поздравляли пионеры в школах, о них стыдливо молчали родственники. И хотя со временем клеймо врага народа было изглажено в архивах опомнившейся родины, героями они так и не стали. Читать дальше ‘Не герой’

«Сердце! Надо стучать, если даже не можешь. Не смолкай! Ведь на наших сердцах Ленинград».

Присмотритесь к окружающим вас верующим людям. И, может, откроются страницы жизни, неведомые никому.

В храме святителя Луки в г. Елизово

 

с 2008 г. подвизается, трудится монахиня Ксения (Бондырева Нонна Петровна).

Помогает настоятелю священнику Сергию Кижаеву как уставщик и чтец.

Читать дальше ‘«Сердце! Надо стучать, если даже не можешь. Не смолкай! Ведь на наших сердцах Ленинград».’

Дитятко

Сидят бабушки на лавочке, и никому нет до них дела, да и не ждут от них ничего кроме ворчания. А ведь за плечами у каждой целая жизнь, возможно, военное прошлое или застенки ГУЛАГа. Совершенно неожиданно для себя, разговорившись вот с такой заурядной бабушкой, услышала историю, которая глубоко врезалась в мою память и в сердце.

Аня родилась в 1943 году на Западе Белоруссии: в Брестской области, в деревне Спорово Березовского района. Хоть и была совсем маленькой, память о тех событиях жива.

В нашу деревню пришли партизаны, предупредили, что завтра здесь будут немцы, нужно уходить в лес. Жители взяли все необходимое: продукты, вещи. Картошку закопали в землю и ушли в лес. Построили шалаши. Так и жили вместе с детьми, где была и я.

Вскоре в деревню действительно пришли немцы. Бомбили из самолетов церковь. Бомбили, бомбили, пока не разрушили. Сожгли дома, все уничтожили, не оставили ни единого кустика. Но в лес заходить боялись, знали, что там наши партизаны.

Вскоре продукты закончились, и моя мама решила пойти в деревню принести картошки. Взяла и меня с собой, чтобы не оставлять одну в лесу. Так и пошла в деревню со мной на руках. Когда пришла в поселок, внезапно появился в небе немецкий самолет. Он заметил нас с мамой. Чтобы спасти меня, мама легла на землю, прижав к груди. Самолет кружился над нами, стрелял из пулеметов. Кругом падали и падали снаряды. Было страшно. Но потом, подумав, что мы убиты, улетел.

Мама встала, перекрестилась и благодарила Бога, что Он сохранил жизнь и ей и мне, маленькой Ане.

После войны все жители вернулись в деревню. Построили землянки, поставили там печки. Отец, когда пришел с войны, построил маленький дервянный дом. Голодно было. Мама собирала желуди, молола их на жернове, добавляла лебеду и другую траву. Пекла лепешки. Они были черные, кислые, но мы их ели, так как другой еды не было. Так и росли в постоянной нужде, но скорби не было ─ рядом родители и все родные.

Когда выросла, приехала на заработки в Самару, и так получилось, что работала на пороховом заводе. Можно сказать, военное время для меня не закончилось.

Пусть память об этом лихолетье живет в сердцах молодых, не видавших войны поколений.

Моему дорогому учителю.

Хочется вспомнить, как прошло мое детство: о чем думалось, что увлекало. Читать научилась рано ─ в пять лет быстро освоила азбуку, по которой вечерами занималась со мной мама, приехав с работы. Как только более-менее освоила слоги, сочетая их в слова, стала читать. Читать дальше ‘Моему дорогому учителю.’

Накануне 9 мая

Недавно купила книгу «Живое предание» об архимандрите Иоанне (Крестьянкине).

Не могу не поделиться прочитанным. Старец в годы Великой Отечественной войны был в Москве.

В армию не был призван из-за сильной близорукости. Военное лихолетье конечно и его коснулсь. Осенью и зимой 1941 года Москва была на осадном положении, жители испытавали холод и голод, страх перед возможной оккупацией. Улицы Москвы опустели, люди стали серьезнее. По улицам мчались на мотоциклах фельдкурьеры с полевыми сумками. В первую ночь была, как оказалось, ложная военная тревога, но москвичи рассказывали, что видели сбитые фашистские самолеты.

Потом с неба посыпались бомбы. Но и в эти первые, самые тяжелые месяцы войны Москва отавалась мужественной, спокойной, не было никакой паники.

Тогда люди пошли в церковь и заметили, что все серьезные переломные моменты в войне были связаны с памятыми днями почитаемых в народе святых, с затупничеством Матери Божией.

Знаменательно, что приход будущего старца к церковному служению почти совпал с окончанием войны –

– в то время, когда люди особо нуждались в утешении и молитве.

 По материалам книги «Живое предание». Старец Иоанн (Крестьянкин) автор-составитель Л.А. Ильюнина

Фото: открытый Интернет