Протоиерею отцу Николаю (Бородину) – 85 лет!

Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи (Серафим Саровский)
Протоиерею отцу Николаю (Бородину) – 85 лет!
Пятьдесят лет назад, в 1968 году, в городе Петропавловске появился человек, оказавшийся нужным для возрождения духовной жизни Камчатки – отец Николай (Бородин).
Родился Николай 10 апреля 1933 года в семье колхозника Бородина Ивана Федоровича. Место рождения — деревня Шумыш Татарской ССР. В 1948 году молодым парнем поступил в ремесленное училище в Казани. Окончил училище в 1950 году. Два года работал в Уфе. Осенью 1952 года был призван в армию. Год обучался в танковой школе, которая находилась в городе Алитус Литовской ССР. После окончания направили служить в Грузию. Службу окончил в Кутаиси в 1955 году. После демобилизации вернулся домой, начал работать. Вскоре направили на учебу. Учился в Горьком на экскаваторщика. В том же году вернулся в рабочий поселок Русский Акташ.
В октябре 1958 года переехал на жительство в Кемерово. Здесь прожил 10 лет. В Кемерово женился, свадьбу сыграли 7 ноября 1960 г. На следующий год, 1 сентября, родился сын. Назвали Сергеем — в честь Сергия Радонежского. Спустя два года, 2 апреля 1963 г., родилась дочь Марина. Вскоре получили двухкомнатную квартиру новой постройки в центре города.
В 1968 отвез тещу и сына на Камчатку. Устроился на работу в мелиорацию. В мелиорации проработал 25 лет до самого выхода на пенсию и после выхода проработал еще 5 лет, до 1993 года.
Иной раз заявляли об отце Николае досужие критики. – Батюшка, по сути, экскаваторщик. – Чему, мол, может, научить в духовной жизни простой работяга?! – Забыли критики о тружениках – апостолах. Сам Всевышний был плотником из Назарета. Многие из учеников Господа были рыбаками. Только наступает время, когда человек, по воле Божией, делает шаги и совершает поступки, по логике которых становиться священником.
В Петропавловске Николай Иванович Бородин узнал, что на улице Панфилова, 34 есть молитвенный дом, где собирались верующие. Это была община в честь Успения Божией Матери. Другого храма на всей Камчатке не было, и община была не зарегистрирована. Стал посещать службу, старался помочь. Начинал с самого простого — чистил снег, заготавливал дрова, таскал уголь, дежурил ночами. Со временем стали доверять поездки в Иркутск за свечами, иконами, церковной утварью. В те годы на всю Сибирь была одна епархия с центром в Иркутске.
За книгами приходилось ездить в Москву, один—два раза в год.
После 7 ноября 1982 года по окончании воскресной службы остались прихожане решать, как зарегистрировать общину. Одна из прихожанок была на приеме у 1–го секретаря обкома партии. Первый секретарь обкома сказал ей так: пока он хозяин — на Камчатке попов не будет.
На следующем приходском собрании стали собирать подписи, быстро набрали около сотни. В январе 1983 года Бородин взял отпуск и поехал в Москву на 22 января, а 23 — направился в Совет по делам религий в Совет Министров. Сидит культурно одетый старичок. Перед ним три телефона. Поздоровался с ним. Он спрашивает: «Откуда ты?» «С Камчатки»,— «К Пантелину?» «К Пантелину». Старичок куда-то перезвонил. Спускается со второго этажа мужчина, лет 40 Спрашивает: «Ты с Камчатки?» «С Камчатки». «Раздевайся, пошли в кабинет». Записал все данные. Потом стал говорить, долго говорил, затем остановился и сказал: «Ну, все».
«Как это — «все»? Я ведь не за этим сюда ехал. Так будет регистрация? Я приеду домой, а меня спросят, есть регистрация или нет?» Пантелин позвонил по телефону, с кем-то поговорил. Повел наверх.
Заходим к заместителю министра Михайлову. Стали беседовать о том, о сем. Михайлов и говорит, что собирались на прошлой неделе 16 человек у него в кабинете, позвонил на Камчатку — спросить, как там собирается община. Качин ему ответил, что собираются 3—5 бабок, да и те перестали сейчас ходить.
Бородин возмущен. Вспоминает слова Библии: «Если и десять праведников будут. Пощажу весь город ради них»,- а в руках у Николая Ивановича список. Около сотни человек любящих Бога подписали!
– Секретарь обкома врет! Это не коммунисты, а банда махновцев недобитая!
Заместитель министра встал с кресла, стал орать и правой рукой махать, а Николай Иванович не сдается. Накричались оба хорошо, а как замолчали, замминистра говорит: «Мы и без секретаря зарегистрируем, но его, как хозяина, не хотим обижать. В конце мая поедет по Дальнему Востоку наш представитель, заедет и к вам, к тому времени у вас в общине должно быть не менее 20 человек. Понятно?»
«Понятно». – С тем и разошлись.
После приезда в Петропавловск начали звонить каждый день на работу то из горкома, то из обкома, то из КГБ, все расспрашивали.
Представитель приехал не в мае, как обещали в центре, а в октябре. Звали его Дегтярев Юрий Александрович. Это был высокий худощавый мужчина лет 50–ти. Приехал вместе с Захаровым Михаилом Андреевичем. После богослужения начали считать, сколько человек присутствовало на службе. Насчитали 50 человек. Дегтярев посмотрел документы, все одобрил и уехал в Москву.
Вопрос про регистрации общины подняли еще при Брежневе. Брежнев умер 10 ноября 1882 года. Следующим генеральным секретарем был избран Андропов, по смерти которого в начале 1984 года на посту заменил Черненко. Уже при Черненко 3 мая 1984 г. Москва зарегистрировала православную общину.
Никто прихожанам новость не сообщал. И только на работе начальник участка сказал, что общину зарегистрировали. Начальнику сказала знакомая, работавшая в обкоме партии. На следующий день Николай поехал к секретарю обкома Захарову Михаилу Андреевичу. Тот отдал лист регистрации. С нее общинники сделали копию и сохранили у себя.
Несколько раз представители властей пытались опечатать молитвенный дом. Пришли, обманули сторожиху тетю Шуру. Вызвали ее в горисполком и опечатали в это время дом. И молились прихожане в сарайке два месяца — сентябрь и октябрь. Но за книгами Бородин все же ходил. Открывал ножичком печать и входил в дом, брал святую воду в банке — кропить.
26 октября начался утренний молебен. На улице была морось, водяная пыль с дождем. Ветер сильный. Несколько раз пытались зажечь лампадку, но она тухла. В конце молебна лампадка зажглась сама собой. Молилось пять человек. Валентина Чусовлянова вела службу. Мария Павловна пела. Стояли Бородин и Люба Бумакова, и еще одна женщина. А в 800–граммовой банке была Крещенская вода. Она всю службу играла. Все были удивлены, как вода играла, а лампадка сама зажглась. Своими глазами увидели чудо. К концу службы прихожане замерзли, так как дождь был и ветер.
Бородин сказал Валентине Степановне, что в сарайке молиться больше не будет. Пошел, сорвал с двери дома три полоски с печатями и бросил в печку. И молились уже в домике, пока не построили новую церковь. Больше никто их не трогал.
«Это было в первых числах марта 1985 года, — вспоминал батюшка. — Помню, я только пришел из церкви и был дома один. Заходит ко мне представительный человек, представился Иваном Антоновичем, полковником КГБ, заместителем генерала. Зашел, разделся, начал говорить. Сказал, что в обкоме партии было совещание, на котором поднимали вопрос, кого выбрать старостой, чтобы зарегистрировать общину. Решили — меня. Во время беседы он сказал: «Тебя проверили, твоих дедушек и бабушек и решили, что твоя кандидатура вполне подходит». Ну, а я начал ему говорить, что не могу быть старостой. Он отвечал: «Если ты старостой не будешь, не будет регистрации, женщину ставить не будем, а мужчин подходящих у вас нет». Дал мне на размышление неделю и ушел.
После его ухода я пошел к Степаниде Ивановне, она позвонила Валентине Чусовляновой, мы собрались, и я рассказал о случившемся. Мы вместе решили, что старостой надо быть мне. Валентина подобрала всю общину и руководящие органы. В следующее воскресение мы встретились с Иваном Антоновичем, и я согласился быть старостой».
19 ноября 1985 года приехал отец Ярослав. Надо сказать, что он сразу народу понравился. С ним живем дружно — по сей день. Стали с ним думать, как построить церковь. Накопили денег и решили купить дом за 9007 рублей, дом снесли и на этом месте решили построить храм.
На Пасху 1992 года храм во имя апостолов Петра и Павла был освящен и вступил в строй.
22 февраля 1993 года решением Священным Синодом возрождена Петропавловская и Камчатская епархия. Протоиерей Ярослав до избрания и хиротонии епископа Нестера (Сапсая) руководил Камчатской епархией.
В 1994 году отец Ярослав предложил принять священство, но Николай Иванович никак не соглашался, потому что к этому не готовился и даже не думал об этом. Тогда сказали, что хотят отправить его в Мильково, там много сектантов и много работы для православного священника. В 1994 г. 19 ноября рукоположили в диаконы. А в 1995–м, 15 января, — в священники.
В Мильково старую церковь, которую в советское время превратили в клуб, отдали под храм. Здание находилось в ужасающем состоянии: система отопления заморожена, электропроводка полностью отсутствовала. Церковь нуждалась в капитальном ремонте. Крыша протекала с одной стороны. Начали проводить богослужение каждую неделю и принялись понемногу восстанавливать храм. К Пасхе поставили иконостас, оборудовали алтарь, провели свет. Все сделали за очень короткий срок. Отец Николай делал все сам, трудился и за рабочего, и за охранника. В здании и спал. Четыре года из-за отсутствия угля в систему отопления подавали холодную воду, чтобы система не заморозилась. Приходилось спать в шубе, в унтах, в шапке. Службу служил также в унтах.
Дослужил в Мильково до 2002 года. Последнюю службу проводил 22 мая, на Николая Угодника. Приехал в Петропавловск, служил в храме иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» и при кафедральном соборе «Святая Живоначальная Троица».
Прямо про батюшку сказано в псалме Давидова:
«Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся?
Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся»?


Основу данного текста составляют воспоминания Отца Николая записанные с его слов иереем Иоанном (Заяц).

0 Ответ to “Протоиерею отцу Николаю (Бородину) – 85 лет!”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.