Кафедральный собор Святой Живоначальной Троицы

Золотые купола с православными крестами Кафедрального собора Святой Живоначальной Троицы  вознеслись в самые небеса. В куполах на высоте птичьего полета   перемалывается янтарными бликами  солнечный город. Многократно зеркально  отраженный он проецирует свой блистающий свет.

Восхищенные,  не можем оторвать свой взор. Несмотря на  измененные  ломаные линии зданий,  узнаем  в преображенных небесных чертогах знакомые контуры Петропавловска –  Камчатского.  Золотой двойник  обетованного божественного града Господня, он является только в этих, осиянных  перекрытиях куполов.

Не о том ли грезили Гребенщиков и Высоцкий. И пели наши лучшие отечественные барды, в годы советской власти, выражая тоску о Боге в своих песнях.

…Под небом голубым есть  город золотой

С прозрачными воротами и яркою звездой…

..На Руси купола крыты золотом

Чтобы чаше Господь замечал!

Духовным своим взором, предвидя и описывая наши будущие православные церкви и храмы, и объясняя нам, сегодняшним, почему ныне мы их так стремимся построить.

В каждом, даже малом селе ставиться обитель Божья. На строительство хотя бы простенькой часовни вносят свою лепту в жертву христиане, чтобы в ней выразить свою любовь к Нему.

Скоро девять лет, как и мы, жители Петропавловска всем миром строим свой храм, и собираем средства на его строительство.

Обычный день.

На сборный пункт, пришла пара, юноша с девушкой и принесли золотую цепочку. Цепочка драгоценной струйкой сбежала с ладошки девушки на стол. Отказавшись назваться, они ушли.

За ними старушка принесла двести рублей. Назвала, как положено свое имя, отчество. Девичью фамилию. Фамилию по мужу. Место рождения.

Село, где она родилась, оказалось затопленным в районе Волго-Донского канала в 30-х годах.

Сообщив эту новость, долго сокрушалось, тому, что видимо, осталась единственной в живых из этого села. Сочувственно выслушанная ушла, проговаривая свои мысли вслух; что сырость, замучила, и память плохая стала у неё совсем. Забыла подушку перед уходом к батареи поставить, просушить, и что смерть упорно обходит ее, последнею из их деревни.

Следующий был молодой парень, принес тысячу рублей, но не назвал своего имени.

Женщина принесла тысячу рублей, внимательно смотрела, как записывали её данные. Указала, что не дописан ноль. Она принесла тысячу, нужно и записать тысячу, а записали всего сто рублей. Владыка Игнатий позже пошлет ей и другим оставившим свой адрес, благодарственное письмо за помощь в созидание храма. Что же он должен и за сто рублей подписываться. Конечно как человек интеллигентный, подпишет, но что он подумает о ней.

Бородатый прихожанин, которого сегодня попросили посидеть на приеме, весь красный, внутренне кляня себя за невнимательность, смущенно извинялся. На прощание, в последний раз строго посмотрев на него, женщина удалилась.

Там где наше сокровища, там будет и сердце наше. Если мы сами не будем вносить свои дары Господу, кто о росте нашего богатства побеспокоиться. А ко многим вкладам прибавиться большее. Не пропадают втуне наши приношения.

Преобразуется они в облачениях священнослужителей, которые во время своего служения, облекается во Христа. На повседневные свои скромные темные одежды надевают они золотые ризы, и  в них предстоят они от нас перед Богом. Яркий свет от свеч в золотых подсвечниках освещают  золотые оклады Евангелии, и лики православных святых в золотых иконостасах. Причащают они нас с золотых чаш – потир.

Своими глазами мы видим эти наши сокровища в новых построенных на наши приношения храмах.

С самого водружения памятного камня, в 2001 году, на котором в скрижали внесена дата начала строительства, Кафедрального собора,  в  шествии крестного хода подымаемся от церкви Николая Угодника с хоругвями и песнопениями на возвышение  к строящему сооружению. Освещаем  святою водою и ладаном свой торжественный подъем.

И когда идет служба, внимательно смотрим на людей, стоящих в рабочих одеждах, строителей этого храма, которых поминаем, в своих молитвах. Спрашиваем у себя, кто они эти люди оказавшись достойными вести такое строительство? Примеряем на себя, достойны ли мы, быть в их рядах. И испытываем жгучее желание и самим своими руками строить этот храм.

А потом видим своих соседей ранее стоявших с нами уже в их рядах. И молимся за них.

На самом верху, где купола, крохотные человеческие фигурки вдруг одна за другой появляются из сияния панорамы золотого города и начинают спускаться по лесам. Они постепенно приближаются, и вскоре  мы узнаем знакомые лица.

Строителям приходятся прерывать свой труд на часы, чтобы заранее подготовить для нас место, для сотен человек, почти каждый летний, воскресный день поднимающих на молитву в своих процессиях.

Это в житейском плане неудобно и для нас и для них. Удобней было для духовенства не перевозить свои реквизиты из церкви на строящий объект, удобней для строителей не расчищать нам путь.

Доводя свою мысль до абсурда, подойдем к тому, что нечего было вообще строить храмы, и незачем нам молиться. Жили ведь себе раньше при другом общественном строе и нечего такого не делали. Можно было бы, и продолжить жить по-прежнему.

Нельзя. Пустота и депрессия гнетет. Противоестественно человеку быть несчастным и одиноким. Возвращение к полноте жизни дает нам сокровенное наречение Господа «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня». И выведена для нас равнозначная формула Бог – это Любовь! Вера и Надежда – пути к Нему.

Водят нас пастыри по этим путям, и заселяют нам душу образами с икон, с примерами  жизни святых отцов, и истинами Евангелия в поучениях проповедей с амвона.

В строящемся соборе устраивали они для нас благотворительные концерты с признанными на весь мир мастерами серьезной, классической музыки. Наполняли  души совершенными, духовными произведениями.

Молодежь вдруг раскрывала для себя, что классическая музыка современнее, и востребование в жизни, чем забивший слух, ритм в 60 и более ударов в минуту сопровождающий их со дня рождения, которая зовется музыкой, в наше время. Показывали фильмы патриотического содержания, раскрывшие тему любви к родине. Смотрели и слушали.

Знакомились друг с другом. Здесь впервые встретились единомышленники по духу, имевшие одну общую цель. Найти смысл своей земной жизни. После многих исканий, когда казалось жизнь, вообще не имеет смысла, здесь она открывалось простой истиной. Вернутся  к богу.

Строим  в себе свой божий храм и соразмеряем скорость, и качество строительства на этом возвышения холма и в глубине своей души.

Видим, как  надежно собирался этот Кафедральный собор, в железобетонное сейсмоусиленное здание, которому прибавлял прочность сам характер сооружения построенного по канонам церковного строительства. Многочисленные ребра жесткости, ворота, двери, сфера перекрытия, выполненные в арочном стиле, перераспределяют нагрузки на стены, с них они передаются вниз и гасятся мощнейшим фундаментом. Выпуклая лепнина по стенам самого здания и его элементов не только прибавляет красоты, но не дает образоваться сколам и трещинам.

В сравнение видим, что только в самом начале строительства духовный храм в нашей душе.  И скорбим.

Не вышел он из фундамента, несмотря на все самоотверженные старания пастырей. Что только намечены разметки и разбиты оси и сверстан план, а прошло столько времени. Делать храм из бетона и стали оказалось проще, чем из нас истинно верующих.

Ленивыми, мы оказались и небрежными, там посидим, здесь отдохнем и отстали мы от профессиональных строителей. А ведь методы воцерковления к нам применяются еше более тонкие и глубокие чем в строительстве и заложены самим Господом. Почему-то работа над собой продвигается с незаметным успехом, а казались сами себе такими совершенными, чуть довести себя, немного поработать над собой и можно хоть живыми возноситься украшать своим присутствием  райские сады.

Как мы легко и радостно уведомляли батюшек в самом начале нашего пути, на их предложение покаяться: «Мы особых грехов не совершили. Нам не в чем кается»!

Но  не спешили радоваться этому батюшки, а, осторожно расспрашивая, указывали нам на вот этот наш грех, вот этот. Целый список. Прошло время, список не только не уменьшился, наоборот прибавились другие пункты к нему.

Но какие то добрые ростки уже все-таки видны.

По первому приезду святейшего патриарха, тогда еше, высокопросвещенного митрополита Калининградского и Смоленского   Кирилла, народ потоком шел на него, увидеть наяву владыку, которого видели только в субботу, в программе «Слова пастыря».

То, что столько народу было в строящем соборе, не удивило митрополита. Но то, что каждый из них правильно по православному чину крестил себя, и когда весь этот народ на краю Отечества, на литургии внятно и слажено пропел «Символ Веры» и «Отче наш», приятно его поразило. Хотя бы внешне мы стали походить на христиан.

Принимали мы тогда владыку Кирилла еще внизу, в пещерном храме. Но настало время, и собор перекрыли куполами. В  день, накануне праздника Святой Троицы, на высоте 55,00 м. ставили самый большой крест над основным куполом храма.

Тогда  наш архиепископ Камчатский владыка Игнатий говорил народу; «Господь нам доверил свой крест, и мы понесем его, подымим и поставим этот крест на высокое место и он будет виден всем».

Мы являлись свидетелями устройства мощного фундамента и железобетонных стен, перекрытия арочных сводов и установки куполов на подкупольных барабанах. Мы, знаем своих строителей, и поминаем их ежевечерние в молитвах читая «Помяни Господи строителей храма сего». Их будут поминать и после нас, ибо сказано «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».

Сегодня  Кафедральный собор Святой Живоначальной Троицы широко и открыто раскинул крылья своих входов, неся мир всем.

0 Ответ to “Кафедральный собор Святой Живоначальной Троицы”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.