Стихи Донбасса

Час мужества. Гражданская поэзия Донбасса 2014 – 2015 годов. Сборник стихов.

Час мужества2В этом сборнике поэты Донбасса написали стихи о братоубийственной войне. Написали так, что при чтении сердце замирало до боли, пальцы сжимались в кулак. Стихи, молитва донбасцев Богу, сравнимые по уровню с поэзией великой отечественной войны. Их не забудешь. Слова словно выжженные огнем остаются в памяти.

«Фонд «Русский мир» принял решение поддержать литературное подвижничество донбасских авторов и издать сборник их произведений 2014 – 2015 годов. Эти стихи – прямое свидетельство трагических событий, происходящих в Донбассе. Написанные известными литераторами и теми, кто впервые взялся за перо, они несут в себе отражение человеческих драм и переживаний, несгибаемого духа, верности ценностям мира, любви, достоинства, чести.

Эти стихи – проявление мужества. Мужества тех, кто встал на за- щиту Родины, и тех, кто продолжал в самые трудные месяцы честно выполнять свою работу – учить, лечить, печь хлеб и добывать уголь. Мужества волонтёров и добровольцев, с опасностью для собственной жизни помогающих детям, старикам и голодающим. Эти стихи – открытое обращение к народам и правителям мира:

Остановите войну!»

Некоторые стихи из этого сборника:

Алиса  Федорова

Алиса ФЁДОРОВА

* * *

Унижен и изувечен.

Но не расчеловечен.

Голоден и обезвожен.

Но не обезбожен.

Топится адская печка.

Горячий от солнца и горя,

Мой город горит, как свечка,

У Господа на престоле.

* * *

А ничего особенного не случилось.

И вот мы сидим на моей кухне,

На которую полстраны обвалилось,

А лампочка вспыхнула, но не потухла.

Вспомнить, что ли, как все начиналось?

Никто ж не помнит. Ну, значит, представим,

что музыка пела, а потом оборвалась,

оркестр убит, дирижёр ранен.

Публика бестолковая – вроде нас с тобою,

Лишь бы в антракте в буфет протолкаться.

Протолкались – а там раздают обойму,

И можно выйти, но лучше – остаться.

И мы остались. Хотя вообще-то

Могли бы и выйти. Но что там, снаружи?

Жарко и солнечно, если лето.

Если же нет, значит, снег или лужи.

Снаружи шумно. Нас не забыли

Ни репортёры, ни живодёры.

Нас пожалели, нас полюбили,

Но мы не жертвы, мы хроникёры.

А значит, садись и записывай, что

В году, далёком от Рождества Христова,

Мы пока ещё живы, не снимаем пальто,

Ко всему и всегда готовы.

Укажи, что сегодня на ужин чай,

В нём лимон, на столе два банана.

Что будильник можно уже не включать.

Всё равно мы встаём рано.

Напиши, что назавтра опять мороз.

Значит, будут видны звёзды,

Значит, завтра займёмся просмотром звёзд.

Всё равно мы ложимся поздно.

Про трамваи, что ходят по расписанию,

Иногда опаздывают, но мы не злимся. .

Что в голове куски из Писания

В тяжёлый клубок сплелись.

«Любите друг друга», «Не убий»,

«Почитай и мать, и отца».

Напиши, что здесь умеют терпеть-

Претерпевать до конца.

А в конце напиши, что Бог есть свет.

Мелким шрифтом, просто, без пафоса.

И пускай это будет на всё ответ.

Наш последний рубеж перед хаосом.

Нет, мы не жертвы, но бывает страшно,

Тогда неплохо бы помолиться.

Ты атеист или верующий – неважно.

Вот икона Нестора Летописца.

Знаешь, я ведь люблю тебя очень.

За то, что ты здесь, на моей кухне.

Дом хоть и старый, но очень прочный,

Дом ни за что не рухнет.

Ирина Быковская2

Ирина БЫКОВСКАЯ (ВЯЗОВАЯ)

* * *

Бьёт война тебя в центр и околицы,

Моя Горловка, моя горлица.

По домам, по деревьям-веточкам

Да по жёнам и малым деточкам…

Бьёт война по надеждам и чаяньям,

Бьёт по душам тупым отчаяньем,

Чтобы стала руиной, уродиной

Моя Горловка, моя Родина.

Бьёт до смерти, без чести, без меры.

Бьёт за правду и бьёт за веру.

И зубами держит за горлышко

Мою Горловку, моё солнышко.

Но не знает война проклятая –

Ты прекрасна, даже распятая.

Ты пред Господом душами свечка

До последнего человечка.

Мы сроднились хлебом, водою,

Болью общею и бедою,

Страшным часом войны-распятья

Мы – донбасские сёстры и братья.

Брат за брата станет стеною,

Не склонится перед войною.

Жизнь теряем, дома и одежды.

Не теряем любви и надежды.

Свято верим – Донбасс отстроится,

Одеялом садов укроется!

Возродим до последней околицы

Город Горловку. Душу-горлицу.

Екатерина Ромащук

Екатерина РОМАЩУК

* * *

Мой город охрип от молитв,

Мой город оглох от бомбёжек,

Мой город сегодня безлик…

Прошу: защити его, Боже!

Голодный, как брошенный пёс,

И часто дрожит от озноба.

Мой город, уставший от слёз,

Ещё уповает на Бога…

Калека, бессильный на вид,

Но тлеет в нём дух поколений.

Мой город стоит на крови…

За то, что не стал на колени.

 

Людмила ГОНТАРЕВА

 

МОЛИТВА

 

Услышь нас, Господи, мы – живы,

пошли на землю свой конвой

гуманитарный. Тянет жилы

сирены вой и ветра вой…

Поверь нам, Господи, мы – люди.

В братоубийственной войне

за всех солдат молиться будем,

на той и этой стороне.

Прости нас, Господи, мы серы

и сиры в глупости своей.

В родной земле греша без меры,

мы просим процветанья ей…

Спаси нас, Господи, мы слабы –

от минометного огня,

стрельбы и ненасытных «Градов»,

мы сами не спасём себя…

Светлана Сеничинко

Светлана СЕНИЧКИНА

* * *

Нас гонят из дома –

Ракетами, минами,

Блокадой, разрухой,

Наветами, «сливами».

Кричат, чтоб бежали,

Скорей, что есть силы:

«Хотели в Россию?

Валите в Россию!»

А уезжать не хочется – до слёз.

Умом-то понимаешь: всё всерьёз.

Умом-то понимаешь: всё надолго.

И, может быть, там лучше будет, только

Как,

Если корни вырвешь из земли,

Живым остаться?

 

Юрий Юрченко 2

Юрий ЮРЧЕНКО

 

ШКАФ. ЗА МИГ ДО РАССТРЕЛА

 

Мирославу Рогачу, словаку-ополченцу, в один день со мной

попавшему в плен к нацгвардии батальона «Донбасс»

и разделившему со мной (на тот момент –

инвалидом со сломанной ногой и с перебитыми рёбрами)

шесть дней и шесть ночей в железном шкафу,

в темноте, на холме, в предместье Иловайска,

под перекрёстным огнём нашей артиллерии, а в паузах

между артобстрелами – в постоянной готовности к расстрелу

 

Летишь, не чуя мостовых,

Вскачь – за жар-птицей, –

Сквозь длинный список деловых

Встреч, репетиций…

Но – мимо планов, мимо схем –

Скользнёт подошва,

И станет очень важно – с к е м

В шкаф попадёшь ты…

Но я, ведь, – как ни крут удар –

Везуч, однако:

На этот раз Господь мне, в дар,

Послал словака.

Сам, весь – один сплошной синяк

(«Пустяк! Да что там…»), –

Возился-нянчился словак

Со мной, «трёхсотым»…

В такой мы влипли с ним «экстрим»,

В такую «кашу»!..

Но – мы нашли друг друга с ним, –

Спасибо шкафу.

И Муз кормили мы с руки:

В пространстве адском

Шептал на русском я стихи,

Он – на словацком…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Свист… Взрыв. Шкаф гнётся и дрожит,

И крышкой машет;

В бомбоубежище бежит

Охрана наша…

Земля – за шиворот, в рукав…

Свистит осколок

Под монолог о том, как в шкаф

Был путь твой долог…

А артобстрел – на редкость – лют,

В нас – ё-моё-ты! –

Зенитки, гаубицы бьют,

Бьют миномёты, –

И, заглушая в сотый раз

Твой голос, Миро,

Шесть долгих суток лупят в нас

Все пушки мира.

Затихло… «Жив?.. Не ранен, брат?..»

«…И – полон планов!..»

И, из убежища, назад,

Спешит охрана:

«…«Француз»!.. Словак! – немае слiв! –

Агенти Раши!..

Що принесло вас, двох козлiв,

В Україну нашу?..»

Боюсь, вам, хлопцi, не понять…

Шум… Что там, снова?.. –

«Отходим! Пленных – расстрелять!..»

И – лязг засова…

Всё, Миро. Занавес. Отбой.

Ни рифм, ни шуток.

Я счастлив был прожить с тобой

Шесть этих суток.

За миг, как ввысь – в слезах, в огне –

Душа вспарила,

Твоя улыбка, Миро, мне

Жизнь озарила.

0 Ответ to “Стихи Донбасса”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.