Не поднимайте рук на своих

обстрел города

В крестопоклонную неделю Великого поста Святейший Патриарх Кирилл в своей проповеди  прочитал  и объяснил пастве отрывок из Евангелия от Марка:

«Если кто хочет идти за Мною, отвергни себя, и возьми крест свой и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее; какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит. Или какой выкуп даст человек за душу свою.»

– Слова хорошо известные, но очень непонятные. Что означает погубить душу ради Христа? Понять это невозможно, если не вдуматься в первую часть фразы: кто хочет сберечь душу свою, тот погубит ее. А для кого или для чего? Не сказано. И только из контекста можно понять, что если не сказано, для кого и во имя чего человек может погубить свою душу, то становится ясным, что речь идет о самом человеке и фразу эту нужно понимать так: кто сбережет ради себя душу свою, тот погубит ее.

Очень часто в конце жизни человек, живший только ради себя, понимает, что внутри ничего нет, пустота. И возникают мысли: о, если бы все начать сначала! Так вот, Господь нам всем говорит: чтобы избежать этих скорбных мыслей, жизненного фиаско, чтобы не потерять душу, сберегая ее для самого себя, нужно потерять ее ради Христа и Евангелия.

 

Святейший Патриарх не приводил в пример своих слов, событий, или конкретного человека, ибо велика Россия и много в ней было и есть людей беззаветных и отважных. На Камчатке вспоминают матроса Семена Удалова, который пожертвовал своей жизнью в весенние дни 1855 года..

001970

Ранее, в августе 1854 года Семен Удалов попал в плен с товарищами, когда их бот груженный кирпичом атаковал корабль десанта союзной англо – французской эскадры. Наглый захват бригом «Облигадо» безоружных матросов происходил на глазах у гарнизона Петропавловска – Камчатского. Кирпичом не отобьешься от морских пехотинцев, вооруженных современными штуцерами. Семена Удалова при попытке оказать сопротивление ранили, и в бесчувственном состоянии пленили.

Таким образом, он оказался одним из первых пострадавших в военных действий при обороне Петропавловска – Камчатского, но далеко не последним. Много убитых и раненых англичан и французов оказались в результате попыток высадок десанта на неприступный берег Авачинской бухты. Всего попыток нападения было две. Итог у нападающей стороны вышел плачевный:

линия обороны 1Союзники потеряли около 450 человек, ими утеряно знамя Гибралтарского морского полка. Потоком пошли раненые. Командующий объединенной эскадрой контр-адмирал Прайс застрелился. Русские потери около 100 человек. Заместитель адмирала Прайс а на третью высадку десанта команды не дал. По естественной причине убыли людского ресурса. 27 августа 1854 года потрепанная союзная эскадра покинула район Петропавловска. Александр Петрович Максутов (1829 — 10 сентября 1854)

Природная крепость и молодость выручила Удалова. Он вскоре выздоровел и уже работал наравне с другими матросами. Как и всем ему приходилось лазить по мачтам в сильный ветер во время штормов.

 

По приходу в Гавайи союзной эскадры ее ждал неласковый прием. По-прежнему коалиция Великобритании, Франции, Турции и Сардинии воевала с России. Всё враждебней становилась позиция Швеции, Пруссии и особенно Австрии, которая грозила ей войной. Европу возмутило, что союзники не смогли взять никому не известный русский порт с гарнизоном менее тысячи человек.

Замах на рубль, удар на копейку. Какой тут рубль! Знаете, сколько тысяч полновесных фунтов стерлингов стоит один только день военной экспедиции. В те годы на захват Китая Англия считала достаточным послать менее трех тысяч солдат и матросов. Для открытия американским купцам японских портов США посчитали достаточным послать в Японию одну эскадру из семи кораблей коммодора Перри. Такими силами покоряли на Тихом океане целые страны. В результате весной 1855 года на Камчатку послали большие силы, чем высылались на покорение Японии и Китая. Путь с ристалища на позорище и обратно.

Странно, но русские не встретили их выстрелами, когда усиленная эскадра свободно зашла в Авачинскую бухту. Корабли подошли к безмолвному городу, навели на строения свои пушки. Пора открывать огонь. Тут выяснилось, что жителей в городе нет. Он пуст! Оказывается, русское верховное командование решило : «Раз боеприпасы закончились в прошлых боях при отражения десанта союзников, то нужно эвакуировать гарнизон и жителей из города».

 

Союзники такого не ожидали. Надо же, все их усилия оказались напрасны. Такую мощь европейцы собрали: 7000 человек, пятнадцать боевых кораблей, с общим количеством артиллерии до четырехсот пушек. Лучше бы конечно, чтобы по честному – одно орудие против каждого защитника города. Но и восемьсот пушек в отсутствие противника мало чем помогают делу. Только и оставалось союзникам по русской пословице: «Из пушек палить по воробьям». Да так случилось, что не было на Камчатке в тот момент ни воробьев, ни Камчатской флотилии. Где искать? Что делать? Стрелять по кинутым домам и воронам!

 

 

Обстрел Петропавловска-Камчатского англичанами

Пробили тревогу на бриге. Команда «Облигадо» заняла свои места по боевому расписанию. Изготовились к стрельбе. Нервно подергивает плечами старпом, командующий батареей. Не в своей он тарелке. Чувствует, что все это действо выглядят комично. Русский пленный Семен Удалов уже чего – то там скалиться. Ничего найдем способ удалить его улыбочку и без помощи хирурга. Предложим Семену выстрелить из пушки, наведенную на русскую церковь.

У Удалова на сердце тяжело. Стоял растерянный. Перед ним раскинулась панорама до боли знакомого, беззащитного Петропавловска. Откуда матросу знать, что он был пуст. Нижним чинам разведчики про обстановку не докладывают. Видел своими глазами, что город, почему то не защищают русские корабли Аврора и Двина. Людей тоже не было, скорее всего, они укрылись от обстрела за стенами домов. Слабая зашита. Стены вскоре будут сметены ураганным огнем корабельной артиллерии. Вместо города останутся дымящие руины. От смерти их отделяли только быстро проходящие мгновения времени. Страдание отразилось на его лице. Что он сейчас может сделать, чтобы спасти город. Сквозь туман обволакивающий его мозг, доносились какие-то звуки, пытающие прорваться в сознание Семена. Чьи-то слова? Старший лейтенант? Что он от него хочет?

– Мсье Симон, в третий раз вам повторяю. Вижу, что вы рады родному городу, но работа, увы, не терпит. Все мы ждем, как вы нам покажете мастер класс. Ваша любимая пушка, ждет лучшего наводчика брига. Неограниченный запас снарядов. Цель, вот это строение с крестом. Как его назвать по русскому? Нет не костел. Кажется, русские зовут это Церковь! Начинайте. Остальные будут рады вас поддержать.

-Что, – не понял Семен. – Я, Семен Удалов должен стрелять по русскому городу. По православному храму, с моими единоверцами. Вы ничего не напутали?!-

– Удалов! Давайте смелее. Вы же профессионал. Не задерживайте. В противном случае вынуждены будем тебя повесить вот на этой рее руками твоих русских друзей. Ну а если и они вздумают саботировать, то и их …- тут помощник капитана вместо слов сделал круг рукой вокруг своей шеи, как бы накидывал на неё петлю и красноречиво поглядел на эту самую рею.

Со слов очевидцев Ехлакова и Зыбина:

«Семен по тревоге не пошел к пушке, а стал у грот-мачты и сказал нам: “Ребята! Грех на своих руки поднимать. Уж лучше смерть!” Сказав эти слова, скрестил руки на груди и во весь голос закричал: “Слышите?! У русских не поднимутся руки на своих. Я к своей пушке не иду!” Старшему лейтенанту слово в слово перевели, он затопал ногами: “Если не пойдешь к пушке, то сейчас же повешу”. И приказал гордень готовить. А Удалов на него сердито: “Врешь, такой-сякой француз! Ты меня не повесишь, а к пушке я не пойду!” Бросился он по снастям вверх на мачту и, поднявшись, перепрыгнул с них на ванты. И оттуда нам говорит: “Ребята! Не поднимайте рук на своих, не делайте сраму. Я принимаю смерть. Прощайте!” И с этими словами бултых в воду».

Самоубийство ужасный грех для христианина! Жуткое наказание следует за этот проступок. Вечные муки в аду. Но что оставалось делать русскому матросу?! Стрелять по жителям города, по которым он так тосковал в плену. Или поставить своих друзей перед выбором: повесить его, или самим быть повешенными? Удалов принял страшное решение. Если так случилось, то он своей жизнью ответит один за всех. Господи, прости душу воина Семена.

В мае 2015 года исполняется сто шестьдесят лет со дня гибели русского моряка Семена Удалова, последнего защитника обороны Петропавловска.

6_58049

0 Ответ to “Не поднимайте рук на своих”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.