Крестный ход в пасхальную ночь

Закончилась вечерняя часть пасхальной службы, и торжественно занесли плащаницу под непрестанное пение хора в открытые царские врата алтаря. И створки врат медленно закрылись. Голоса хора полетели вверх. Достигли до самого неба, и оттуда возвратились, подкрепленные подхватившими их пение чистыми и звонкими голосами ангелов, и мощные перекрытия храма не смогли им помещать.

У северного выхода храма Николая Угодника уже организовывали крестный ход. Идти всего то – обойти кругом храма. Брат Евгений Малой один из ответственных за процессию спрашивал у знакомого прихожанина:

– Витя, понесешь хоругвь?

Виктора согласился.

– Тогда пройди в тамбур и возьми там образ.

За Виктором проскользнула было его жена, но брат Евгений остановил её.

– Куда это вы женщина?

– Я за мужем.

-Сестра, сейчас вам нельзя с мужем. Он понесет знаки славы, отличающих процессию христиан, впереди самого владыки. А вам определено самое место сразу за батюшками в крестном ходе. Все будут молиться, и вы молитесь вместе с народом за своего мужа. –

Виктор Гладков вышел из тамбура храма с данной ему хоругвью. Ощутил удивительную легкость, этого, как казалось, массивного креста на толстом древке. Но, имея некоторый опыт прохождения с христианскими образами, знал, что это легкость кажущая. Совсем не то, что раньше в первомайской демонстрации пройтись с плакатом. Если не отнестись серьезно, то и выглядеть будешь смешно.

Вспомнилось ему первое прохождение с хоругвью несколько лет назад. Тщеславно думал, как выглядит на виду всего города в первых рядах под направленными на него телекамерами. Он тогда вдруг заметил, крепление навершия хоругви ослабло и стало раскручиваться. Виктор хотел как – то исправить, стал крутить древко влево, но не угадал. Оказывается, надо было вкручивать. И лик, сорвавшись с высоты более двух метров, ударил его по руке. Ушло самолюбование, но времени вернутьобраз на свое место, уже не было. Шел молебен, и пришлось стоять Гладкову с иконой в руках. Ему было не больно, но как стыдно! Он ведь стоял перед Ним впереди других, более достойных. И Виктор не раз после этого просил прощение у Бога за свою дерзость.

Сейчас он шептал про себя православные молитвы, пришедшие ему на память.

На улице в темноте при освещении свечи в фонаре, их выстраивали по чину икон: в Ряд Матери Пресвятой Богородицы и ряд Бога-сына.

-Вставай сюда – с хоругвью креста Виктора поставили сразу за первым знаменосцем.

Пока выстраивалась, некоторых знаменосцев ещё меняли местами, пока все не стали правильно.

Посмотрев вверх на его крест, сосед брат Дмитрий, стоявший впереди по ходу заметил ему:

– Поверни крест изображением Христа воскресшего наружу к народу, а Христа распятым к себе. Сегодня пасха.

Вдруг распорядители зашумели:

– Колокола, где колокола?-

Тут же, как по сигналу со звонницы ударили в колокола.

Обернувшись, Виктор увидел, из светлого коридора храма к ним в темноту ночи вышел владыка Игнатий, в сопровождения своего клира освящая путь процессии святой водой. За ним потянулся на улицу народ, готовясь к крестному ходу.

– Пошли! Держите интервал!- командовали распорядители.

Под пение хора и молитвы крестный ход тронулся за пономарем братом Валерой, который с фонарем шел впереди, определяя движение торжественной процессии.

Прошли по задней стороне церкви и свернули на дорогу. Поворачивая к ярко освещенному переднему фасаду храма, брат Дмитрий предупредил.

-Впереди телевизионщики развесили свои провода, осторожнее!

Виктор повторил за ним:

– Внимание провода!

Знаменосцы поднимались по ступенькам на площадку перед входом в церковь Николая Угодника. Перед закрытыми вратами храма стояли участники крестного хода и смотрели на архиепископа.

Владыка читал пасхальные молитвы перед кульминационным моментом этого праздника из праздников. Невидимые глазу всполохи святой благодати пронзали пространство перед ним, усиливаясь с каждым взмахом его кадила.

-Господь во мне и аз в Нем!

Гладков ощутил, как духовная энергия переходит от владыки, и накатывая мощными волнами переполняет его. Его сознание отказывалось определить, что это такое. С ним никогда не происходило подобного раньше. Весь мир стремился войти в него! В этот момент тело таяло в родном ему океане, перестав быть Виктором Гладковым. Каждая молекула и каждый его атом узнали в этой благодати своего Создателя и Господа, который вложил в них жизнь, трепетали перед Ним и готовы были воскликнуть с ликованием:

-Как сладко умирать пред тобой, Господи!

В это время владыка обернулся к народу и трижды возвестил миру:

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!

В ответ новый мощнейший выплеск благожелательного и радостного подтверждения присутствия с ними Бога!

Виктору с восторгом в этот момент открылась вдруг вся правда: они никогда злой смертью не умрут. Но жизнь им будет вечная!

Христос воскресе! – крикнул миру владыка.

Воистину воскресе! – подтвердил весь народ правду этих слов.

И повторил владыка свой возглас:

Христос воскресе!

Ему снова радостно ответили:

Воистину воскресе!

И в третий раз владыка утвердил у народа:

Христос воскресе!

И в третий раз все люди разом согласно ему прокричали:

Воистину воскресе!

И врата храма перед ними широко раскрылись.

0 Ответ to “Крестный ход в пасхальную ночь”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.