Межа и ручей

Проглотив почти все содержимое,  полтора литра чистейшего нектара, путник остановился, ощущая опьянение водой, и с восторгом посмотрел на ручей, давший ему такое наслаждение. Подумал о том, какие благожелательные и добрые люди здесь живут, Как они дружат меж собой.

Переполнявшие его чувства выразил в благодарственной молитве и от всего сердца попросил Бога, чтобы и впредь здесь жили  достойные такого счастья люди. Долил себе еще живительной влаги в свою бутыль,  в дорогу, и  ушел в сторону закрытых молочными облаками дальних гор. Там, в скиту святые отцы молятся о нас грешных.

В это время Вениамин Сергеич  Сурин с обидой  глянул в сторону своих соседей Боковых. Из-за них остались без весенней вспашки трактором. Приходиться вскапывать огород  самим, в пожилые годы с больным сердцем.  В прошлом году осенью эти Боковы конфликт и начали.

Жена Сурина прибежала вся всполошенная,

– Вениамин, ты  сидишь, а у нас территорию захватывают!

Работники, нанятыми  соседями, ставили забор как бы по меже, но  со стороны  Суриных нарушая границы раздела между дачными участками.

– Боковы!  Объясните,  почему забор ставите не по своей стороне! Ладно хотя бы по центру межи?- раздраженно  начал диалог  Сергеич.

– Ваша дача крайняя. Вы себе   лишних соток нахватали без ограничений, а тут разница всего сантиметров двадцать, – оправдывались нарушители.

-Вы так зажмете своим забором у дома, лестницу не поставить на чердак залезть. Как раз двадцати сантиметров и не хватит. Давайте переставляйте забор.

Сосед чуть не взорвался от гнева, но сдержался:

-Ну, хорошо, пусть будет по-вашему, – вдруг протянул  он. По смыслу слов вроде согласился. Но тон у него!

В свое время преподаватель по тактике ставил хорошие отметки курсанту общевойскового училища Федору Бокову. Бывший офицер сразу увидел, если продолжить  забор вплотную до узкой дороги, то тот, сокращая угол поворота, не даст с торца  попасть любой технике на территорию дачи Суриных. Можно попытаться с другого конца участка. Но по весне отрезок  дороги от поворота до ручья обязательно размоет. И эти сорок  метров, до других ворот, в грязи  по пояс, до середины июня   не проехать, даже на внедорожнике. В самую страду ни навоз не завезти, ни Беларусь с плугом не пройдет.

Блестящий результат тактического решения Бокова, с использованием естественных природных условий, и ощутил сейчас Сергеич со своею женою, оказавшись  неготовыми к прикладному  применению  мудреной  воинской науки в  обыденной  жизни дачника.

Вечером усталая жена ему предложила – Веня тяжело стало нам старикам, давай продадим дачу.

Сергеич  молчал, представляя  радость своих соседей,   сумевших  их выжить  на старости лет. Все внутренне протестовало в нем против капитуляции, но их загнали в угол.  И он решился.

– Будем продавать, но на моих условиях и добавил, цитируя Чапаева, из  одноименного фильма.

– Мы их академий не кончали, мы по-простому. И закончил, демонстрируя свое знание русского фольклора,

– Гори мое – гори и Васькино.

Вот так и появилось объявление о продаже дачного участка на удобном месте, в десятке метров от родника. С припиской о желании передать его в хорошие  руки  будущему  владельцу с перспективой  развития в крепкое хозяйство, ориентированное на  разведение свиней.

Предложений от покупателей поступило немало, и цену давали хорошую, но  Сергеич упрямо искал именно фермера-свинаря.  И нашел  такого, имевшего свинарник в частном секторе на километрах,  в тесных границах окруживших  хозяйств. Тот был не против того, чтобы разместить свое  большое хозяйство в пристанище  попросторнее.

Место фермеру глянулось, и угадав  желание хозяина продать именно ему дачный участок,  начал сбивать цену. Сурин не возражал. Покупатель уехал довольный, решив про себя, что при окончательном расчете еще можно округлить  итого в свою пользу.

Боковы, когда узнали,  были не рады такому будущему соседству.

– Федя, представляешь, какой здесь будет аромат от этих свиней? А какая грязь. Антисанитария. Может поговорить с Суриными. Уговорить их не продавать дачу.

-Ты же знаешь легендарное упрямство Сергеича? А сейчас он пошел вразнос. Надо нам искать  покупателей на нашу фазенду. Протянем время, и никто полцены за неё не даст.

Боковым пришлось спешно распродавать свое хозяйство.

Вениамина Сергеича не радовала победа. Наоборот, он ощутил упадок сил. Лежал ночью, терпел боль в груди  и  думал. Перед глазами представлялось, то, что вскоре начнется после его ухода. Горы навоза. Реки нечистот, невыносимый запах. Бедные дачники по привычке весной  потянутся за чистой родниковой водой  к ручью, который помогал  им перебиться до подключений водопроводной трассы. Она  обычно переморожена до середины июня. А воды не будет. Родник не   существует в грязи, когда нарушена экосистема окружающая его. Ручей уйдет, спрячется. И все из-за него.  Из-за его глупых амбиций.  Разве хотел  он такого завершения своей честно прожитой жизни?

Сурин   ощутил простреливающую головную боль и одновременный укол в сердце.

Среди тех, кто скорбел о безвременно усопшем Вениамине Сергеиче, оказался и фермер- свинарь.  Его  заявление об  удачной для него сделке не подтверждалась  документально. Наследники  в утешении предложили фермеру поучаствовать в торгах на общих основаниях. Тот уехал, оскорбленный таким предложением. Купили дачу другие.

И уже вскоре новые соседи, выстраивая дружеские отношения, решали судьбу забора, разделяющего их территорию.

– Не кажется тебе лишним, сосед, тот заборный выступ? Выпирает каким-то горбом до дороги и весь вид уродует. Зачем нам архитектурные излишества? Уберем эту часть забора.

-С Богом! Могу  помочь.

-Ну, если не трудно.  Кстати, а где наши дети? Что-то их неслышно.

-Ручей  побежали смотреть. Галдели, что вода в источнике играет.

Дети   в это время смотрели на ручей.

-Андрей, спросила Наташа.

– Правда, говорят, что святой человек освятил  этот родник? И теперь, когда приходят хорошие люди, он от радости играет. А мы хорошие люди?

Андрея обидело такое сомнение.

–Конечно, погляди, как он нам  рад.

Чистейшая,  хрустальная вода в роднике слоями ходила  по спирали. Пузырьки под давлением  выпрыгивали  над поверхностью ручья, выталкивая песчинки. Те по математически выверенным траекториям, уходящим в перспективу, кружились в воде, из-за оптического эффекта увеличиваясь в объеме. И внезапно все на мгновение замерло.

Каждая молекула вошла в свой  пазл и сложилась в нерасшифрованный код, на неразгаданном  языке ручья;

-Хвала Богу! Хвала Богу! Хвала Богу!

Затем  движение возобновилось, цикл поменялся, и  после феерического каскада геометрических окружностей возник новый блок.

-Слава Господу!  Слава Господу!  Слава Господу!

Видящий, да видит.

0 Ответ to “Межа и ручей”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.