Поговорим о счастье

Люди! Живущие серо и уныло от получки до получки, словно согласные с поэтом, который написал: «Влачились скудно дни мои». Заложники инфляции, обманутые  золотым тельцом, и теперь неспособные оплатить проценты, в тревоге и страхе, за себя и близких. Жертвы ЖКХ! Трудящие и обремененные.  В общем, все те, кто  хочет  знать, как стать счастливым.

Садитесь на автобус, который идет с КП в сторону Халактырки. На  нем доедете до девятой школы. Там пешком мимо складов вам нужно спуститься вниз и дальше по левой стороне улицы пройти до здания, где в  бывшей столовой  теперь находиться храм  иконы Божией Матери «Нечаянная Радость».  Спросите настоятеля  отца Николая.  Лучше после службы, когда он бывает свободен. Тогда  можно  поговорить с ним. Отец Николай сам наглядный пример того, как  жизнь человека из обыденно – скучной может стать полной и насыщенной.

В  1978 году в  сорок пять лет Николай Иванович Бородин  пришел к Богу. В те семидесятые, восьмидесятые годы православная вера была, мягко говоря, непопулярна. И  чтобы быть успешным в  жизни и работе, нельзя было назвать себя верующим христианином.  А Бородин  своей веры не скрывал. Наоборот, на  улице Панфилова 34 была православная община в честь Успения Божией Матери, и Николай Иванович ходил туда помогать по хозяйству. Среди верующих, там  в основном женщины – пенсионерки, мужчин среди них  в силе было всего ничего, а  пурги и циклоны были гостями  нередкими. Николай после ненастья шел в молитвенный дом зимой, по утрам  убирать снег.

Камчатский  снег дикторы на экранах телевизоров  называют беззаботно  – осадками.  Шутники  – дикторы. Много лет прошло, с  той поры, а на памяти осталось, что немало было того осадка,  в то прекрасное время, и  падало его в полный рост. Часами  приходилось Бородину  орудовать  лопатой, чтобы наделать тропинки от калитки до дома,  а  от дома до сарая с дровами. На Камчатке  уборку снега серьезные люди  вообще называют  не иначе,  как снегоборьба. Да и чистить нужно было  так, чтобы не абы, какие тропинки были, а шириной почти в метр.  Посмотришь и подумаешь. «Ничего себе пушистые осадки, от их тяжести даже лопата гнется».

Иногда на их большой двор, на своем погрузчике заезжал его знакомый механизатор.  Фронтальный  погрузчик быстроза двадцать – тридцать минут вытаскивал наружу многотонные сугробы. Чистил он всю территорию, и вся обледеневшая поверхность двора блестела. На ней оставались только невнятные следы, от протекторов колес погрузчика.  Спасибо знакомому,  хорошо он  помогал  им в их нелегкой   борьбе с тяжелым камчатским снегом. Николай Иванович еще заготовлял дрова, таскал уголь, воду, а  ночами дежурил. Это все  кроме основной своей работы по специальности. Бородин работал в мелиорации экскаваторщиком. Работал хорошо. Считался передовиком производства. Постоянно перевыполнял   план и был на хорошем счету у своего начальства.

Все изменилось после того как он съездил по делам общины в Москву.  В обком пришла из столицы  бумага, что Николай Иванович Бородин подал от верующих Камчатки министру  заявление о регистрации православной  общины. Всполошилось и кругами заходило вокруг него  руководство   области  всевозможного ранга.  Словно   камень бросили в тихий омут, в котором известно кто водиться. Тасовались  между собою и толстые и худые. Разное оно – начальство было. Общее их   роднило, разве, что они в глаза Николая  не смотрели. В народе издавна приметили такую  у них особенность. Объясняли, что очи  вот так  перекрестно скашиваются  только от постоянного вранья.  И больно бедолагам смотреть ими – своими скошенными на честного человека.

Деятели те обкомовские  анкету на Бородина изучали.  Надбровные дуги  у них на глаза по брежневски  надвинуты.  Сидели, изучали, да плечами пожимали. Работал  себе раньше механизатор  день и ночь. Безропотно трудился! Что ему еще надо? А  оказывается не хотел быть   простым приложением  к экскаватору.  Бог ему вдруг понадобился!  Озадаченно  морщили проверяющие чиновники свой лоб.

–  Какой это еще Бог? Может Он и был, но  Его отменили. С Москвы давно установления приходили на то,  что упразднили Бога. Вместо Него кого – то другого поставили. Вот сказано, ему верно и служить. Согласно руководящей директиве.-

-Интересно получается – в свою очередь думал  Николай Иванович. Раньше  его фото висело на доске почета. Грамот и благодарностей было не счесть. Поздравляли начальники, руку пожимали. Называли маяком производства. Орден обещали.  А  теперь глазки скромно отводят в сторону. Ну и пусть  их  отводят. Некогда  Николаю Ивановичу. Вновь пришла на Камчатку зима – завыли ветра. Дома  по крыши завалило снегом.

А когда пришла весна 1984 года, в Москве 3 мая  зарегистрировали православную общину, но общинникам про это не сказали.  Наоборот, последовала реакция с обкома. Во  множестве  и в злобе своей противные силы изгнали  верующих из их дома. Опечатали  двери своими печатями.

Стали верующие Богу молиться в сарае. И увидел там Николай первое чудо!  В  дощатом сарае.

26 октября начался утренний молебен. На улице морось- водяная пыль с дождем. Дул  сильный ветер. Несколько раз пытались зажечь лампадку, но она тухла. В конце молебна лампадка зажглась сама собой. В 800-грамовой банке была Крещенская вода. Она всю службу играла. Все присутствующие были удивлены, как играла вода, а лампадка сама  зажглась. Николай Иванович после службы пошел и сорвал с двери три полоски с печатями и бросил в печку. Молились дальше они в своем доме, и никто их не трогал.

24 марта 1985 года в середине службы пришло 4 человека. Дождались они окончания службы, и старший, он представился, как назначенный из Москвы уполномоченный по делам религии Дементьев Николай Иванович, сказал: «Мы пришли провести собрание, выбрать председателя, казначея»

Первым вопросом было избрание Церковного совета. Второй вопрос – выборы ревизионной комиссии, третий вопрос заключался в том, что для создания общины необходимо было 20 человек. Выбрали председателем Николая Ивановича Бородина, заместителем – Любовь Прокофьевну Грушко, казначеем Чусовлянову Валентину Степановну, председателем ревизионной комиссии назначили Фаину Васильевну. Так на Камчатке появилась официально зарегистрированная православная община.

19 ноября 1985 года приехал отец Ярослав. Надо сказать, он всем понравился. И с ним камчатцы сразу, как  зажили дружно, так и по сей день живут.  Вместе стали думать, как построить церковь. Дело не простое и трудное, но с Божьей помощью встала красавица – церковь в честь Петра и Павла  на берегу Авачинской бухты. В 1994г  Николаю Ивановичу Бородину предложили принять священство и 19 ноября рукоположили в дьяконы. А в 1995-м, 15 января – в священники.

Направили отца Николая в районный центр Мильково. Отдали старую церковь, которую в советское время превратили в клуб. Система отопления у здания заморожена, электропроводка полностью отсутствовала. Крыша протекала с одной стороны. Начали проводить богослужение каждую неделю и принялись восстанавливать храм. К Пасхе поставили иконостас, оборудовали алтарь, провели свет.

Отец Николай вдобавок к своим обязанностям  трудился  и за рабочего и за охранника. В том здании и спал. Четыре года из-за отсутствия угля в систему отопления подавали холодную воду, чтобы система не заморозилось. Приходилось спать в шубе, в  унтах, и в шапке. Службу служил также в унтах.

Организовалась община и воскресная школа. Батюшка ходил также  исповедовать и причащать в местах лишения свободы. В Шаромы ездил: созванивался  с администрацией поселка и приезжал, когда приглашали. Крестил, служил Литургию, освещал квартиры.

7 апреля 2000 года на Благовещение Отец Николай зашел в алтарь готовить проскомидию. Было 5 утра.  Всегда вставал рано  и по сей день он встает рано. Зашел,  а на стене икона Божия Матерь  и Спаситель. Возле Спасителя у левого плеча –  звезда такая яркая и большая. Николай Иванович зажмурился, открыл глаза, а она все светит.  Вышел на минуту, затем снова зашел, а звезда очень ярко светит.  Вспомнил, что проверить нужно – перекрестил, а она все горит.  Стал включать лампочки и вдруг лампадка на семисвечнике загорелась. И вторая зажглась с другой  стороны. Потом батюшка с этих лампадок  давал людям масло лечится. Об увиденном в то утро он обычно редко кому рассказывал.

А  раз в субботу после крещения зашел к себе в келью попить чай. Только попил, подскочила к Николаю  крыса, небольшая. Встала и смотрит на него. Батюшка стал ее кормить хлебом с рук.  Затем ей сказал: «не ходи никуда. Не убегай» и пошел в молитвенный зал. Вера Ивановна подсвечники убирала.

Николай Иванович позвал её. «Пойдем одну крысу ручную тебе покажу». Пошли, а крыса уже поела и лежит себе, никуда не убегает. Николай Иванович сказал «Я крысе сказал: лежи. Жди моего прихода». Веру Ивановну передернуло.

Люди  в большинстве пугается противных грызунов. И крыс  мало кто любит. Большая часть человечества их ненавидит. На слуху про их возможности проскакивать сквозь отверстие размером с пятикопеечную монету, взбираться по вертикальной кирпичной стене; проплывать более восьмисот метров; прогрызать свинцовые трубы и шлакобетон; размножаться с такой быстротой, что в течение года потомство одной крысы может достичь 15 тысяч особей. Крысы могут набиться в пятиэтажный дом до такой степени, что здание под их тяжестью рухнет, а сами грызуны разбегутся невредимыми. Это факты.

И неудивительно, что крысы, наделенные такой ловкостью, прожорливостью и остротой зубов, за многие столетия заслужили ненависть людей. Переносчик чумы, в свое время косившей население Европы, хитрое и проворное создание.

Вечерня начинается в 17 часов. Отец Николай пришел пораньше и увидел, что крыса так и лежит себе  спокойно. Специалисты – исследователи заметили, что нет более доверчивого существа, чем крыса,  поверившая человеку. Она может сутками спать. Если  хочешь, то бери ее за хвост и таскай по полу. Увидите, что не проснется.  Устав от опасностей свей жизни, несчастная даже на это  и не среагирует.  Батюшка  поговорил с ней и пошел в алтарь. Люди, которые  собрались к вечерней молитвы стали ему кричать «Что ты крыс кормишь? Убивать их надо»!

Люди крыс бояться ещё  из одной их особенности. Они способны передавать  свои  страх и ужас на психику человека. И люди считают их за  нечисть. Называют крыс «комнатные  собачки дьявола». А вот у Бородина на диво крепкие нервы.

Молился он с детства  «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?» Не смогло  его  напугать даже чудовище  из Совета Министров – самый  главный специалист   из аппарата по делам религии, в ранге замминистра. Так что  по природе  своей Николай Иванович кроме Бога  не боялся никого, включая и грызунов.

Николай Иванович пожалел перепуганных людей, взял крысу с дорожкой – завернутую, и выбросил на улицу. Она побежала в сторону от церкви. А тут, откуда не возьмись – ворона схватила ее и утащила. Редкие экземпляры крыс живут на свете больше года.

Однако не поступит ли человек опрометчиво, уничтожив крыс полностью — насовсем и навсегда? Ведь каждое животное занимает свою экологическую нишу, и исчезновение того или иного вида может грозить самыми непредсказуемыми последствиями. Не  потеряем ли мы и что-то важное — неизвестно пока что, если разделаемся с ними окончательно? Недаром нам  заповедано. «Блажен, кто твари милует». Значит,  и про крыс  человек обязан думать, как и с ними ужиться на одной Земле.

Но пока человеку не до этого.  Других  неотложных проблем  много.  Да и кому когда бывает легко?  Может и Николаю Ивановичу было нелегко в то время, когда его всей тяжестью давила неправедная власть, но  не было ему уныло, потому что с Богом человеку всегда  хорошо.

Открылись двери его церкви. Пришли  какие – то люди, что – то важное у батюшки спросить. Увидели священника. Поклонились ему сначала:

– Батюшка благословите!

И Отец Николай перед беседой благословил православных.

0 Ответ to “Поговорим о счастье”


  • Нет комментариев

Ответить

Currently you have JavaScript disabled. In order to post comments, please make sure JavaScript and Cookies are enabled, and reload the page. Click here for instructions on how to enable JavaScript in your browser.