Об авторе

Иерей Михаил возглавляет апологетический центр Камчатской епархии, существующий уже, пять лет. Задачи этого центра заключаются в том, чтобы рассказывать людям, в чем опасность созданных в России и на Камчатке сект, оказать помощь тем, кто серьезно пострадал от пребывания в них, оказать помощь тем людям, на которых оказали воздействие экстрасенсы и всевозможные маги и колдуны.

 11.jpg

О работе апологетического центра о. Михаил:
«Когда человек попадает в любую секту, то может сильно пострадать его семья, психика, могут поменяться мировоззренческие позиции к государству и обществу. Любая секта много говорит о любви, красоте, добре, но у них нет понятия о патриотизме, нет любви к своей Родине, они воспитывают в своих членах равнодушие к обществу, в котором живут. Сами секты настроены на борьбу с окружающим их миром, потому, что членам сект кажется, что все и вся настроены против них. Самая лучшая защита от воздействия сектантов — иметь крепкую православную веру. Тогда человек всегда почувствует, что все, что ему предлагают сектанты есть фальшь. Скажем, свидетели Иеговы, говорящие о любви к ближнему, могут отказаться от переливания крови для своих близких, что может привести к гибели человека. Секта так воздействует на психику человека, что у него затмеваются родительские чувства, если речь идет о спасении даже жизни собственного ребенка.
К нам обращаются люди, пострадавшие от всевозможных оккультных практик: эзотерики, магии, колдовства, теософии, связи с космосом. Все эти практики заканчиваются повреждением психики человека, и нам приходится оказывать им посильную помощь. Люди, которым я помог, очень благодарны нашему центру, и с ужасом вспоминают те ситуации, в которых они пребывали.

2.jpg

На фото: о. Михаил в школе

Я избираю различные формы работы с людьми, стараюсь выступать перед детьми в школах, перед студентами в институтах, показывать фильмы о деятельности сект, разъяснять их воздействие на людей. Часто сектанты развешивают свои афиши в библиотеках и стремятся привлечь на свои собрания людей. Сектанты часто называют себя христианами, но они с помощью обмана просто вербуют новых членов в свои секты. Разъясняем суть дела работникам библиотек. Как правило, после наших разъяснений эти сборы не происходят.

3.jpg

Во время проведения массовых сектантских мероприятий устраиваем пикетирование, стоим с плакатами, раздаем листовки членам секты, разъясняющие суть этих организаций. У центра есть постоянные помощники: 10 человек прихожан. В случае масштабных мероприятий их число возрастает до 50 человек. Наш центр хорошо организовал пикетирование выступлений Кашпировского, и он не смог провести свои сеансы. Ведь по сути дела, наша борьба происходит не с членами сект, а с теми организациями, к которым они относятся. Сами сектанты тоже люди пострадавшие, и их стоит просто пожалеть. И нашим оружием в борьбе с проявлением сектантской деятельности может быть только знание.

Большую помощь в приобретении знаний оказывает наше участие в работе ежегодных рождественских чтений, происходящих в Москве. Два года назад на этих чтениях Дворкиным А. Л. была выдвинута инициатива о создании Всероссийской Ассоциации изучения центров религий и сект. (РАЦИС). Теперь ассоциация является нашим большим помощником в сектоведении. При этом возможен оперативный обмен информацией, новыми данными относительно существующих и возникающих сект, а так же об их руководителях. Ведется активная деятельность по защите прав сектоведов. Ассоциация теперь работает в залах суда, защищая интересы православной церкви от судебных нападок руководителей сект. При ассоциации открыт правозащитный отдел, который помогает епархиям и оказывает юридическую помощь в случае необходимости защиты в суде. Создана психологическая служба по оказанию помощи, пострадавшим от сект. Поэтому можно всегда получить грамотную консультацию при работе с людьми.

Сегодня в стране можно наблюдать работу двух направлений сектоведения: людей религиозно грамотных, которые защищают церковные писания, и людей государственных, деятельность которых направлена на защиту государства и общества от разлагающего влияния всевозможных сектантских деятелей. Поэтому, работа нашего апологетического центра необходима не только Православной церкви, но и нашему Российскому государству.

4.jpg

Жизнь приписных приходов

— Сегодня жизнь Камчатских сел очень непростая, у них нет особых перспектив развития, а в некоторых поселках наблюдается полная разруха, отсутствуют предприятия, жители не имеют постоянной работы,
Отец Михаил, каким же образом Вам удалось вдохнуть в жизнь людей таких поселков православную веру?

Когда я начинал миссионерскую деятельность в приписных приходах, жизнь этих сел производила довольно грустное впечатление, и от этого настроение было не особо приятное. Езжу я туда по великим церковным праздникам, но в год разъезды занимают четыре с половиной месяца. За такое время, конечно же, постепенно можно разбудить людей для духовной жизни. Вначале я осуществлял богослужения, совершал с прихожанами совместные молитвы, посещал больных. Сегодня, например, приход в Атласово живет активной, энергичной жизнью, храм постоянно посещают около 30 прихожан, на праздники их всегда бывает гораздо больше. В селах приносят детей на причастие к концу службы. Такую практику я перенял у протоирея Ярослава, настоятеля храма апостолов Петра и Павла. К концу службы храм полон людей, и я говорю проповедь всем собравшимся, в надежде, что слово Божие коснется сердца каждого. И что всегда радует, что третья часть прихода – это дети и молодежь. Когда я отсутствую, то прихожане проводят службы мирским чином, так что православная жизнь в этих приходах не прекращается.

5.jpg

На фото: 10 августа 2006 Престольный праздник в Лазо

— Бывают ли в селах крестные ходы и как к ним относятся жители?

На престольные праздники нами совершается крестный ход. Особенно красивый крестный ход бывает совместно с прихожанами из Эссо, когда они приезжают вместе с настоятелем храма иереем Владиславом. Люди раньше удивлялись и задавали вопросы. Теперь они просто присоединяются к крестному ходу и совершают его вместе с нами. Особенно большое впечатление на людей произвел крестный ход со святыней России – иконой Федоровской Божией Матери. Люди выбегали со школ, с работы, чтобы приложиться к этой иконе. И даже, если у человека ум атеиста, то душа все равно христианка, и она зовет человека к Истине. Особенно когда человек соприкасается с такой святыней, атеистические убеждения просто истаивают, и человек может направлять свои стопы к Богу. В селах очень близко чувствуешь людей, между нами складываются очень интересные отношения, несмотря на то, что люди могут быть и не всегда верующими. Если я долго не бываю среди своих сельских прихожан, то даже начинаю скучать о них.

6.jpg

На фото: Воскресная школа в Атласово 2006

— Батюшка, какая работа и в каких формах проводится в этих селах с детьми?

Теперь в Атласово работает воскресная школа, в ней обучается 20–25 детей. Дети постоянно организовывают православные представления. В прошлом году даже давали представление для жителей села, вместе с известным бардом Камчатки Александром Безугловым, который пел свои песни. Воскресная школа работает с педагогом, дети изучают Закон Божий, занимаются рукоделием, и даже привозили свои поделки в епархию.
В такой работе все будет получаться, если педагог имеет любовь к детям, умеет с ними общаться и сам – верующий человек.

— Отец Михаил, у Вас с матушкой Еленой две девочки: шесть лет и три с половиной года, они тоже требуют Вашего внимания и заботы. Вы часто отсутствуете, как Вы совмещаете отцовское воспитание со служением?

Как бы не был загружен послушаниями священник в его обязанности, конечно же, как и каждого отца, входит воспитание собственных чад. Как отец, я должен заботиться о том, чтобы дети росли религиозными и верующими. Большая ответственность здесь, конечно же, лежит на матушке, это она может дать почувствовать детям, что такое Господь и молитва. Я могу, почитать Закон Божий, привести детей на причастие, вместе почитать молитвы, погулять с ними. Но всегда чувствуешь некое упущение,
понимаешь, что не успеваешь дать детям в полной мере то, что хотелось бы.

7.jpg

На фото: 2006 г. С диаконом Андреем Кураевым во время его визита на Камчатку

* * *
Клирик храма святого благоверного князя Александра Невского иерей Михаил Неверов 25 февраля 2008 года награжден архиепископом Петропавловским и Камчатским Игнатием Золотым наперсным крестом за преданное служение православной церкви, защиту крепости и чистоты православной веры. Отец Михаил десять лет уже служит в храмах Камчатки, отдавая свои знания, силы, душу христианскому служению. После окончания духовно семинарии Троицко-Сергиевым Лавры он вернулся на Камчатку. Рукоположение в сан священника принимал в Магаданской епархии у Владыки Ростислава в 1998 году, в Камчатской епархии в это время отсутствовал епископ. Принимать сан в Магадан отец Михаил отправился вместе со своей юной женой – матушкой Еленой. По возвращении Владыка Игнатий направил молодого священника в храм преподобного Серафима Саровского города Вилючинска. Начинать службу в этом городе, ему было не просто, не было опыта и практики жизни на приходе. Но трудности служения сформировали его как хорошего пастыря, укрепили его душевные силы, научили претерпевать все невзгоды и скорби, и, несмотря на все искушения, остаться верным своему священническому долгу. В 2000 году отец Михаил был переведен в храм святителя Николая Чудотворца, и чуть позже, назначен окормлять три Камчатских приписных прихода в селах Атласово, Лазо и Таежном.

8.jpg

На фото: На стоянке эвенов Анавгай 2007

С 2001 г. по 2008г. свящ. Михаил служил в храма святых апостолов Петра и Павла. С ноября 2008г. служит в Перопавловске – Камчатском, в храме святого благоверного князя Александра Неского. Кроме того, ему поручено возглавлять работу апологетического центра Камчатской епархии. Редакция нашей газеты попросила иерея Михаила рассказать о своем священническом пути и церковных послушаниях.

— Отец Михаил, Вы родились и выросли на Камчатке, которая считалась в то время областью восторжествовавшего атеизма. Где же вы могли приобщиться к вере, и когда впервые вошли под своды храма?

Мои родители были верующими людьми, и сколько себя помню все, что связано с церковью, службами, было мне близко. Может быть, в то время и родители мои только воцерковлялись, может быть, это был период их постепенного духовного возрастания. Первым моим храмом был небольшой домик в Сероглазке, в который мы приходили с родителями. Было это в 1981—1982 года. В домике собирались бабушки и без священника читали акафисты, молитвы, сами пели. Для меня это была настоящая духовная жизнь. Из Иркутской епархии иногда приезжали священники отец Анатолий Суржик, отец Геннадий. А когда мне говорили, что на Камчатке будет свой священник, для меня тогда это было удивительным, и я, семилетний мальчишка, очень в этом сомневался. Когда приехал на Камчатку отец Ярослав Левко, это было для всех большим и приятным событием. Тогда мы стали в храм ходить чаще, всей семьей готовились к исповеди и причастию.
Но самое главное впечатление, на меня произвели наши семейные паломнические поездки. Мы посещали Оптину пустынь, посещали много храмов в Москве, и я увидел убранство храмов, я увидел службы, услышал, как поет церковный хор. При посещении церкви, я увидел своих сверстников и был просто восхищен, когда увидел семинаристов. Тогда мне уже исполнилось 14 лет. Ведь на Камчатке у меня не было верующих друзей моего возраста, и свою веру я скрывал. Однажды в школе во время медосмотра на мне увидели крестик, и намеривались об этом даже доложить директору…
Когда же я увидел в храме семинаристов, мне пришла мысль непременно поступить в духовную семинарию. Тогда у меня не было мысли стать священником. Я думал о другом, что поступлю в семинарию, и вокруг меня будут люди такого же возраста, как и я, и с ними можно будет свободно говорить о Боге, о церкви и обо всем, что для меня было дорого и что-то значило в этой жизни.

9.jpg

На фото: пономарь 1993 год

— Батюшка, расскажите, как проходила Ваша учеба в семинарии?

В духовную семинарию я поступил только через пять лет, после того, как принял такое решение. Первый раз не поступил, и это было для меня тяжелым испытанием. В 1992 году конкурс был просто огромный, у семинарии даже не было возможности всех абитуриентов разместить и накормить. На одно место претендовало до 10 человек, тогда на курс принимали 140, а сейчас 60–70 человек. Для поступления нужна была архирейская рекомендация, а у меня была только рекомендация приходского священника. Целый год я вновь готовился: учился читать на церковно-славянском, учил молитвы, служил в двух храмах апостола Петра и Павла и пономарем в Елизовском храме. При повторном поступлении уже имел две рекомендации от священников, и меня зачислили на I курс. Это был один из счастливых периодов моей жизни. Многим там было не просто: закрытое учебное заведение, строгий режим, почти военная дисциплина. Но меня радовало все, Камчатка была далеко, а семинария была для меня как дом родной. После окончания семинарии в 1997 году мне предложили служить в других в других епархиях. Но я очень люблю Камчатку, поэтому вернулся служить сюда. Окончив семинарию, я еще больше укрепился в мысли, что священническое служение – это то, к чему предназначил меня Господь, и что это – мое призвание.

10.jpg

На фото: Чукотка 2005

Архиепископ Игнатий:

«Награждение наперсным золотым крестом иерея Михаил было связано, прежде всего, с большой разнообразной и истинно пастырской деятельностью.
Отец Михаил второй священнослужитель нашей епархии, который окончил Московскую духовную семинарию. Он из молодого нового поколения священнослужителей, священник с ярко выраженной миссионерской апологетической направленностью. Господь даровал ему именно такие дары и таланты, которые он с успехом раскрывает в своем пастырском служении.
Иерейский путь отца Михаила проходил не всегда гладко. Это отчасти связано с тем, что он умеет настоять на своем, чтобы принять правильное решение, отчасти с тем, что он не всегда идет на компромисс, когда считает свою точку зрения правильной, отчасти с тем, что ему дано ясно и четко видеть те задачи, которые Господь поставил перед ним. И эти задачи он умеет хорошо выполнять. И что меня особенно радует, что все эти трудности пошли ему на пользу, они не сломили его, не сделали его человекоугодником, а помогли ему стать настоящим пастырем.
В возглавляемым им апологетическом центре создана крепкая, достаточно подготовленная группа людей, которая вместе с отцом Михаилом противодействует тоталитарным и деструктивным сектам. Здесь он проявляет себя исключительно инициативным, деятельным и очень умным священнослужителем. Если дело касается служению церкви, защиты православия, он умеет весьма горячо аргументировано и грамотно защитить эти идеи.
Можно сказать, что сегодня он вышел в своей деятельности на всероссийскую стезю. Его знают в разных апологетических кругах регионов России и Москве. Его приглашают с докладами на различные конференции, кроме того, он является постоянным участником рождественских чтений.
Он умеет обобщить российский опыт сектоведения и применить самые интересные и действенные методы в своей работе. Меня всегда это радует.

111.jpg

На фото: освящение креста в Атласово 2007

Иерей Михаил является еще и пастырем-миссионером. Он окормляет приходы в Атласово, Лазо и Таежном. Я бывал в этих приходах неоднократно и видел там очень активную православную жизнь. Священник в этих приходах бывает только по большим праздникам, но приходская жизнь в его отсутствие не замирает. Это качество хорошего руководителя, организовать дело таким образом, чтобы и в его отсутствие дела шли так же активно, как и с ним. Отец Михаил замечательный руководитель и хороший пастырь. Он организовал детскую воскресную школу, в приходе среди прихожан хорошие, добрые отношения, есть православная библиотека. В его отсутствие прихожане совершают регулярно богослужения мирским чином, при этом не теряют интереса к православной жизни. Значит, пастырь умеет своим словом зажечь в людях духовную жизнь.
Когда отец Михаил начал создавать приход, в этих селах ничего не было. Сейчас в Атласово отдельное помещение для храма, иконостас и все необходимое для полноценной жизни прихода.
Отец Михаил никогда не уклоняется и от других послушаний, которые я ему поручаю. Всегда выполняет их очень обстоятельно четко и точно.
За все свои труды он отмечен мной и награжден».

122.jpg

На фото: На съемках фильма «Ахвалахи» 2003год

Настоятель храма апостолов Петра и Павла протоирей Ярослав:
«Отец Михаил один из священнослужителей, которого я очень хорошо знаю.
Когда я приехал на Камчатку в 1985 году, он был еще мальчиком. Отец Михаил выходец из благочестивой и верующей семьи. Его мама Надежда, отец Евгений и все детки – образец православной семьи. Семья у них многодетная. В маленьком домике в Сероглазке, где проводились службы, я всегда видел их на каждом богослужении, на каждом православном празднике. Родители и дети всегда проявляли живой интерес ко всем церковным событиям, постились, причащались. Ни плохая погода, ни пурга, ни отсутствие автобусов не могли помешать им придти на богослужение.
Такое семейное усердие к жизни церкви естественно отразилось на дальнейшем пастырском служении отца Михаила. Потому что, если ребенок получил православное основание от матери и отца, то это — великое дело.

Отец Михаил действительно прилежный священнослужитель, окончил семинарию и получил мощное духовное образование, отлично знает все богослужения, обладает даром проникновенного пастырского слова. Он стремится совершенствовать свои познания, духовно укрепляется, и меня это очень радует.

У него хорошая, крепкая семья, заботливая и внимательная матушка. Всегда приятно видеть, когда отец Михаил приходит в храм, берет на руки своего маленького ребенка и приносит к причастию. Часто можно видеть на богослужении и причастии и матушку с детьми. Это все свидетельствует о том, что православные традиции, в которых он рос, водворяются и в его семье. Христианское, семейное воспитание дало плодотворные плоды.
И мне, как настоятелю храма, приятно созерцать эти плоды, приятно вдвойне, потому что к плодам этим я в какой-то мере причастен. Причастен как первый священник Камчатки, окормлявший семью иерея Михаила.
Многие ему лета»!

Матушка Елена
Беседа с женой священника отца Михаила матушкой Еленой началось с вопроса: «Трудно ли быть женой священника?» Оказалось, что этот традиционный вопрос, нередко задают миряне женам священников. Немного смутившись, матушка заметила мне: «Трудно по сравнению с кем, с женами моряков, пограничников, космонавтов, возможно, им гораздо труднее».

Матушка Елена, необыкновенно обаятельна, человек с открытой душой, доброжелательно настроена к собеседнику, поэтому беседа наша затронула деликатные вопросы семейной жизни.

— Матушка Елена, мне всегда казалась, что жены священников должны обладать какими-то особенными качествами, ну а глубоко верующими должны быть непременно. Почему отец Михаил избрал Вас в жены?

Познакомились мы с батюшкой в Налычевской долине. В то время, настоятель храма Николая Чудотворца отец Аркадий Смекалов любил организовать туристические походы, умел организовать для этого церковную молодежь. Михаил приехал на Камчатку после окончания духовной семинарии, а я окончила Хабаровский педагогический институт.
И сразу в поход… . В походе можно хорошо рассмотреть человека, перешагнув несколько этапов знакомства. Поможет ли он тебе в трудную минуту, надежен ли? Люди быстрее располагаются друг к другу или отталкиваются. Мы расположились: помогали друг другу рюкзаки поднести, какие-нибудь вещи. Знакомство состоялось у костра, и вот уже живем десять лет. Действительно, жены священников должны быть верующими. В Хабаровске я была прихожанкой. Покрестились на первом курсе института, постепенно воцерковилась, и на момент окончания института была приглашена владыкой Хабаровской епархии на педагогическую работу. Но поездка на Камчатку изменила полностью мою жизнь. А женой священника я стала потому, что полюбила молодого человека, который готовился им стать.

13.jpg

— Матушка Елена, у Вас две дочки, скажите, трудно ли воспитывать детей в молитве, посте, приобщать их к церковной жизни?

Я не стараюсь заставлять детей молиться, нужно уметь подвести их к этому. Я не воспитываю их специально в религиозном духе, потому что считаю, что сама атмосфера дома, молитвенный настрой воздействует на наших детей, и они приобщаются и к молитве, и ко Господу. Я часто пою детям колыбельные песни, церковные молитвы. Старшую девочку мы с батюшкой вымаливали, ездили по святым местам. У нее есть своя религиозная жизнь, она сама молиться, помнит постоянно о Боге, младшая же девочка,— как все дети. У детей в подростковом возрасте могут случиться душевные переломы, и семья должна быть готовой ко всему. Жизнь детей может пойти совершенно в другом направлении. Перед нами стоить сложная задача, чтобы именно наши дети, выросшие в семье священника, не стали опровержением жизни своих родителей.

— Матушка, окружающие люди как воспринимают детей священника?

Наши дети ходят в детский сад, я работаю в краеведческом музее. Учитывая, что мы люди скромного достатка, садик у нас обыкновенный, для простых людей. Воспитатели там замечательные и относятся к нашим детям с такими же требованиями, как и ко всем другим. Дети все исполняют с радостью и усердием. Были раньше случаи в храме, когда дети вели себя, шумно, выражали свои эмоции, то прихожане могли и посетовать: «Вот, а еще дети священника!» Но дети то — всегда есть дети. Сейчас, к счастью, я уже не испытываю такого. Садик, который посещают наши дети, не относится к элитным и, к сожалению, в нем отсутствуют развивающие программы, необходимые материалы и даже нет свободных помещений, где можно заниматься с детьми. Воспитатели очень стараются, отдают свои знания и опыт, но без надлежащих условий результаты развития детей незначительные. Поэтому я собираюсь уволиться с работы, чтобы подготовить старшую девочку к школе.

— Матушка Елена, какое участие принимает батюшка Михаил в воспитании девочек?

К сожалению, наши батюшки настолько загружены, что собственные дети воспитываются уже на остатках сил. Они стремятся общаться с детьми, они стараются, но пообщаться со своей семьей в полной мере, как бы от этого хотелось у них не получается. Конечно, священник в первую очередь должен печься и заботиться о пастве, и это все понятно, но о детях тоже нельзя забывать. А дети ждут всегда внимания и любви. И жена ждет. Отец Михаил с детьми гуляет, забирает и отводит их в детсад. Мы даже на Рождество в кукольный театр собирались, но не получилось сходить. Но главное – наши девочки очень отца любят.

— Матушка, вы накопили уже солидный опыт семейных отношений,— десять лет, все ли всегда гладко и спокойно бывает в этих отношениях?

Мы в семье, как на подводной лодке погрузились,— нужно плыть. В доме жизнь, как большой котел, в нем все кипит, здесь проявляются все наши немощи и страсти. За бытовыми проблемами чувство любви несколько размывается. За собой уследить сложно, и грехи наши расцветают пышным цветом… Стоит поднести спичку, все вспыхнуло: возник гнев, непонимание, раздражение. А потом все валиться из рук, ничего не получается, расстраиваешься. И только смирение, покаяние, испрашивание прощения друг у друга может изменить ситуацию. Ведь матушке, как жене, хочется и внимания и заботы. А когда батюшка приходит уставший, за день так заговорился, заисповедовался, замолился, что горло болит, и общаться, уже со мной у него просто нет сил. А когда появляются дети, то приходится сидеть дома постоянно, тогда варишься только в котле семейных отношений, совершенно забывая себя.

Всегда хочется быть интересной самой по себе, а не, потому что ты жена священника. Хотелось, чтобы были друзья, близкие люди, с которыми у тебя были бы общие интересы и интересные дела. Все жены священников понимают, что у них нет морального права потребовать от своих батюшек, чтобы в субботу и воскресенье они были с семьей. Ведь в эти дни в храме церковные службы.

Порассуждав еще немного о жизни жен священников, мы с матушкой Еленой решили, что может и не трудно быть женой священника, но это и совсем не просто.

Нина Доронина (газета «Наша Камчатка»)
Фотографиии Иерея Михаила, матушки Елены и из архива сайта «Наша Камчатка»