Архивы на марта, 2009

Неразрешимые вопросы

Понедельник, марта 30, 2009

В субботу был в храме св. блг. Александра Невского, и снова всплыл неразрешимый (для меня) вопрос. А именно – ГДЕ и КАК следует на благо Церкви трудиться?..

Поясняю.

Очевидно, что цель существования Церкви – это спасение людей во Христе. И в таком контексте вопрос разрешается легко: трудиться следует там и так, чтобы это приносило максимальную духовную пользу. По крайней мере, тебе (т.е. мне) лично. Сложно, правда, определить, ЧТО же ИМЕННО эту наибольшую пользу принесет – но сейчас я и не пытаюсь забираться так далеко.

Потому что мне совершенно непонятен даже «внешний», чисто организационный вопрос. А именно: одно и то же дело можно делать там или сям (например, откапывать от снега один или другой храм) – и где это нужнее?.. И что лучше делать: то, что тебе труднее (для личной пользы в виде самовоспитания) или то, что лучше получается (тогда личной пользы меньше, зато больше общественно полезного результата)? Или вместо непосредственного труда на благо Церкви полезнее в это же время поработать на своей основной работе сверхурочно – а полученную зарплату храму пожертвовать?.. А вот когда жертвуешь – то в какой именно храм?..

Собственно, последний вопрос смущает больше всего. Вот храм Николая Чудотворца – вроде бы центральный, но и там требуется помощь (объявление о линолеуме и телефонах все видели?..). В храме Александра Невского вообще долг 2 миллиона, едва ли не о судебных преследованиях речь уже идет. Туда?.. – но я же не знаю состояния дел в других церквях Камчатки, может где-нибудь ситуация еще тяжелее?.. Жертвовать в епархию – дескать, «там разберутся, где нужнее» – но у епархии своя забота в виде недостроенного собора.

Могу предположить, что у настоящего христианина подобные вопросы должны решаться «от сердца» – т.е. молись, а Господь даст ответ и направит куда следует. Но я, уж простите, человек избыточно рациональный, живу в первую очередь головой и сердце слышу плохо… вот и сталкиваюсь порой с неразрешимыми (головой) вопросами. И что делать?..

(Радио)передачи.

Понедельник, марта 23, 2009

Гм. Я так долго собирался подбить итог прошлогодней серии радиопередач, что, похоже, дотянул до открытия новой. :-) Однако поскольку новая серия пока только в проекте, особо говорить о ней не буду, лучше все-таки кратенько отчитаюсь по прежней.

Итак: серия радиопередач «Приглашаем к размышлению» шла на камчатском областном радио весь прошлый год. Первый раз мы прозвучали 8-го января, завершили цикл 30-го декабря. Прошло 23 передачи, из них три – в двух частях. То есть всего было 26 выпусков, и в среднем, как видите, мы выходили в эфир ровно раз в две недели. Хотя на самом деле бывало по-всякому: и перерыв на два месяца в августе-октябре, и практически еженедельные передачи после того, осенью.

Архив передач в формате mp3 выложен на блогах, в разделе http://blogs.pravkamchatka.ru/glas/ . Однако в сети, понятно, основным требованием является доступный для скачивания размер, поэтому файлы приходилось ужимать до качества 32 kbps (если это вам о чем-то говорит). Поэтому, если кому-то требуется качество получше (96-128 kbps), либо просто хотите сэкономить свой сетевой трафик – обращайтесь. Собственно, диски с архивом передач есть у Владыки, о. Иоанна, о. Романа – но если вам ближе до меня, пишите прямо сюда. :-))

Кто знает?..

Четверг, марта 19, 2009

Друзья-коллеги! А скажите-ка, кто-нибудь знает координаты Игоря… который как-бы-из-молодежки, рукопашник, светлый, коротко стриженый… вот опишу вам его, как хотите, только фамилию не могу назвать! :-)))

Может, я чего-то не понимаю…

Пятница, марта 13, 2009

…но когда, как не постОм, обращать особое внимание на духовное развитие?..

А между тем на богословских курсах учащихся нынче – считанные единицы. Это при том, что по каждому из предметов у нас ВСЕГО 12 занятий, и пропуск любого из них «вырезает» из курса существенный кусок. По сравнительному богословию, например, уже даже объявлена дата зачета (7 мая), и на следующее занятие о. Максим обещал принести вопросы к нему.

Ау-у-у, соратники-студенты, вы где-е-е?..

Ляндзберг +1

Понедельник, марта 9, 2009

Регулярно писать сейчас не могу, свободный доступ в Интернет с работы закрыт, но ради такого случая не поленюсь подключиться из дома по диалапу. 4-го числа, как многие уже знают, мы родили-таки благополучно Анатолия Андреевича, и сейчас я расскажу об этом подробнее.

Примечание. Первоначально он показался нам Виктором, о чем мы уже успели сообщить некоторым знакомым. Но уверенности не было; и вот теперь уже стало окончательно «ясно»: все-таки он Анатолий. :-)  Не обижайтесь, если кого-то мы ненароком «обманули».

Примечание 2. В последующем тексте будет некоторое количество медицинских подробностей и специальной терминологии. Мы много готовились, чтобы рожать «сознательно», поэтому для нас все это естественно. Если же кого-то смущает или сбивает с толку – ну, просто пропускайте такие места. Или вон Сергея Мындреску переводчиком зовите, а то он что-то от акушерской работы отлынивает. ;-))

Носили мы малыша с начала прошлого лета; рос и развивался он (а со второго УЗИ было видно, что это мальчишка) нормально. Доносили до 40-ка недель, ложные схватки («Брекстона-Хикса») были уже давно, вещи собраны заранее, с роддомом (т.е. врачом) все договорено, молебен отслужен (спаси Господи тех, кто молился с нами!) – итого, дело было за малым: дождаться, пока начнутся-таки роды. :-) Ну, они и начались.

Первая серия схваток у Нины была ночью, точнее ранним утром 4-го, и она даже разбудила меня: 40 секунд через 10 минут, вроде как середина первой фазы, но вот только слабые очень. Тем не менее мы встали, доделали что нужно было по дому, собрались… тут-то все и закончилось. :-) Это действительно оказалась только «репетиция», так что я даже еще поспал и поехал потом на работу. Ну а Нина осталась дома, ждать развития: что оно последует, было ясно; неясно – когда.

Поскольку жена не сигнализировала, я и не спешил; вернулся домой под вечер, и уже в подъезде меня догнала смска – «приезжай, стало чаще». Чаще не стало – те же 40 секунд через 10 минут – но вот шло теперь уже по-настоящему: «тянуло» всерьез, а главное – частота и продолжительность постепенно возрастали. Это значило – часа два у нас еще есть, а потом, на схватках минута через пять, пора будет ехать в роддом. Так и поступили; я даже успел еще сходить с собакой на почту и получить пришедшие на имя Нины посылки – а то потом ее паспорт-то будет в роддоме, тю-тю. :-)

Оделись, поехали. На месте меня удивила полна тишина и безлюдие – «заходи кто хочет, бери что хочешь» – но мы дождались-таки акушерку, которая принялась нас оформлять. (Между прочим, разговор она начала с вопроса «Что вас беспокоит?», отчего мы на секунду впали в шок: как это «что», мы же в роддоме или где?! Да и не беспокоит ничего, просто, вот, рожать мы приехали… схватки, знаете ли, минута через четыре… :-) )  Акушерка эта оказалась «родильной», которая и работала потом с нами; но вот оформляла она нас по всем правилам «приемных» акушерок (знающие люди говорят, что акушерки в приемных покоях – это специально выведенная особо страшная порода), так что процесс занял часа полтора. Однако и это оказалось кстати: Нина говорила, что буквально чувствовала раскрытие, и когда ее наконец посмотрели, оно было уже 5 см – вполне нормально для поступления.

Таким образом, приехав в роддом без минут семь, в предродовую мы пошли в начале девятого. Там нас еще минут на двадцать уложили под монитор (КТГ); схватки шли минута через четыре-пять, ИМХО все было нормально, но вот колебание сердцебиения ребенка врачу не понравилось: «Вам уже ставили хроническую гипоксию, смотрите сюда – вот подтверждение, такая ситуация требует принятия специальных мер…» (я замираю – не дай Бог скажет «оперативного вмешательства» – что тогда делать?!! – и не хочется же ни в коем случае, но и не поспоришь ведь уже!) – «…периодического введения специальных препаратов!» Я (выдохнув в душе, но еще в тревоге: вот как положат сейчас Нину на спину – а это гарантированно означает долгие и болезненные роды…): «Через капельницу?» – «Нет, раз в два часа шприцом в катетер». Я (выдохнув два и три, но все еще сомневаясь насчет самих препаратов): «А каких?» – «Пирацетам с глюкозой!» …мой четвертый выдох был, кажется, уже явным. :-)

Через некоторое время акушерка принесла пресловутый пирацетам, но тут у Нины отошли воды, и ее, конечно, снова повели осматривать: схватки где-то минута через три, раскрытие восемь сантиметров, отошедшие воды чистые – картинка «правильных» родов как по учебнику. :-))  Теме не менее пирацетам нам все-таки ввели.

Дальше начался самый тяжелый период: начало второй фазы, опускание головки, схватки раз от раза сильнее и болезненнее. Раз – я подхватываю Нину под руки; легче; пауза. Два, следующая схватка – под руки уже не помогает, она опускается грудью на мяч. Три – я уже массирую крестец. Четвертая схватка – массажа уже мало, нужно сильно давить. Где-то здесь в схватках Нина начинает… не кричать даже, а утробно выть, петь басовой нотой: «А-а-а-а!..» Схватка проходит, в перерыве все хорошо; начинается следующая – и вот она сначала снова воет… но в конце вдруг начинает именно кричать, зовет «На помощь!..», прибегает акушерка – «Я уже рожаю!!!!»

Кладем на кровать, быстрый осмотр – да, пора, веду до каталки, перевозим в родзал (во время этого Нина мужественно выдерживает, «пере-дыхивает», еще одну схватку), поднимаем на кровать Рахманова, устраиваем – все, поехали.

И вот тут началась полнейшая катавасия. Если при рождении Ольки мы постепенно и правильно «вытужили» ее, то с мальчишкой все было как-то не так. «Вдохни!», «Не дыши!», «Выдохни!», «Тужься!», «Не тужься!» – вроде бы простые команды, но менялись они непрерывно, причем каждый раз в новой последовательности – честное слово, даже я запутался. А тут еще обеспокоенные лица, быстрые переговоры и какие-то действия акушерок – ясно, что что-то не так; нам не говорят, но Нина чувствует… а я – вот уже и слышу: «обвитие».

Вот так. Никакая подготовка, никакое физиологически правильное течение родов не уберегло от чистой случайности: пуповина была обернута вокруг шеи малыша. Тоже картинка как по учебнику – только теперь уже из раздела «патологии»… И до родов это практически не сказывалось («хроническую гипоксию», записанную в карте, ставят на поздних сроках едва ли не всем подряд), а пошел малыш наружу – и петля стала затягиваться. И хотя он еще _не_дышит_ легкими – результат то же самый: пережимается-то сама пуповина.

Так что головку мы родили в первую же схватку на кровати Рахманова, но потом нас стали тормозить, пока акушерки не подцепили и не перерезали пуповину на шее; ну а дальше было просто. Поворот (кажется…), рождение плечиков… о-оп, а вот и он! С удивительно вытянутой головой (таз у мамы все же узковат), синий, даже фиолетовый (ну, ясно – посидел-таки без кислорода…), но – дергает ручками-ножками – живой!!!

:-)))))

Не потребовалось (слава Богу) никакой реанимации: чуть не сразу, но задышал, крикнул, начал постепенно розоветь; у мамы на груди морщил нос и шевелил губами (а она, заполошенная, все не могла сообразить: «Как, УЖЕ – ВСЕ?!!! И – ЖИВОЙ?!!!»), потом, на осмотре, педиатр не нашла ничего «неправильного». Двигательная активность снижена, ручки и ножки еще долго оставались синенькими – но это и понятно; а прочее – в норме. (Ну, дай Бог.) Спеленутый, грудь он сосал уже вполне… чуть не написал «сознательно»… :-) – активно. Нас оставили в родзале на два часа (то самое «физиологическое бодрствование» младенцев после родов), тут мы немного пришли в себя и принялись отзваниваться родным.

Через два часа малыша унесли в детское (педиатр настояла пока забрать его и внимательно смотреть первую ночь, мало ли что), Нину перевезли в палату, а меня проводили домой (совместного пребывания с папами у нас, к сожалению, не предусмотрено…). И лишь через день меня постепенно отпустило странное чувство, которое Нина выразила «как будто я не сдала экзамен», а я могу проиллюстрировать фразочкой из анекдота «Ну ничего себе за хлебом сходил!»

(Или еще точнее – другой, моей собственной: «пошел с собакой, заодно поменял права». Но чтобы ее пояснить, нужно рассказать совсем другую историю.)

А именно: слишком быстро и просто все получилось. Мы готовились – часа четыре схваточного периода только в предродовой (ну, как в первый раз) – ага, щаззз!!! – поступили в семь, родили в девять тридцать. Причем – я уже говорил – полтора часа только в приемном покое, полчаса на КТГ, минут по десять осмотр и родзал… собственно «чистых» схваток, где необходимо было «работать», было минут десять-пятнадцать. Все.

Нет, конечно, объективно они БЫЛИ ВСЕ ВРЕМЯ, причем начались еще днем. Но, подчеркиваю, _схваточного_периода_в_предродовой_ (который-то и воспринимается как «мы рожали… рожали… рожали…») – считанные минуты. Поэтому очень сложно отделаться от ощущения «Как, и это все?!!!»

:-))))))

Но ведь действительно все. И на следующий, и через день младенец был в полном порядке; молозива у Нины было много с самого начала, а на третий день пришло и молоко, сосет малыш замечательно (не зря мы старались держать его при себе, не отдавая в детское отделение!); и на четвертый день нас уже выписали домой. Теперь мы вспоминаем все тонкости обращения с младенцем, а Оля прямо не знает, чем же еще помочь братцу. :-)

Молитесь, друзья, теперь за здравие р.Б. Нины и младенца.

Более подробного отчета, как в прошлый раз (http://wantbaby.ru/library/stories/childbirth/08/) по-видимому, не будет. Если что интересно – задавайте вопросы. Можно и лично. :-)